Заступник земли русской

О правителях, королях, президентах и прочих властьимущих
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 332
Возраст: 37
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Заступник земли русской

#1 Сообщение zagadki-istorii » 17 июл 2016, 19:21

У каждого государства бывают переломные моменты, определяющие дальнейшее течение его истории. Очень важно, чтобы в такой момент во главе процесса оказался рассудительный, способный и пользующийся авторитетом вождь. Московскому государству в конце XIV века повезло - едва ослабла хватка Золотой Орды, как во главе сильнейшего на тот момент русского княжества оказался Дмитрий Донской.

Московский князь Дмитрий, позднее прозванный за свою победу над Мамаем Донским, родился 12 октября 1350 года. Он был сыном Ивана Красного, тогда удельного звенигородского князя и его второй жены Александры. К тому времени Северо-Восточная Русь состояла из отдельных княжеств: Московского, Тверского, Суздальского. Старейшим считался тот, кто носил титул великого князя Владимирского, ярлык на великое княжение выдавался в Орде. Еще дед Дмитрия - Иван Калита - в 1327 году подкосил могущество Твери, соперничавшей с Москвой, и все постепенно стали привыкать к тому, что ярлык находится в руках московских князей.

Сорок лет без войны


Соответственно, достался владимирский стол и Ивану Красному - в 1353 году после смерти его старшего брата Симеона Гордого от чумы. Он продолжил политику сотрудничества с ордынцами. Правда, некоторые считали это не сотрудничеством, а услужением. Вместе с тем подавление тверского восстания ознаменовало собой установление на Руси небывалого затишья. Сорок лет после этого здесь не видели ордынской рати, и даже междоусобицы словно притихли. Кроме того, Иван Калита добился права собирать дань для Орды вместо баскаков.

В 1327 году в Москву перенес свою резиденцию митрополит, и его поддержка тоже добавляла княжеству авторитета. Выросло целое поколение людей, которые не помнили вторжений ордынцев и не боялись встретиться в бою с татарской конницей. За время правления предшественников Дмитрия княжество существенно выросло. Были присоединены Коломна, Можайск, Верея, Юрьев Польский, дмитровские и костромские земли, большое Переславль-Залесское княжество. Однако не все так ладно было в русских землях. Например, дважды приходили эпидемии чумы, каждый раз уносившие до трети населения.

Сирота московская


Умер от чумы и Иван Красный - в 1359 году. На момент его кончины в княжеской семье остались трое мужчин, один младше другого. Сыновьям Ивана II Дмитрию и Ивану (умер в 1364 году) было соответственно 9 и 5 лет, от младшего брата Ивана II - удельного серпуховского князя Андрея, тоже умершего от чумы в 1354 году, - остался пятилетний сын Владимир. Как старший по родовому счету и по возрасту Дмитрий занял московский престол.

Ярлык на владимирское княжение он, естественно, потерял, в Орде не стали наделять властью малолетнего вассала, тем более что подвернулся случай показать, «кто в доме хозяин». Но в целом, Дмитрию в начале княжения повезло.

Во-первых, фактическим главой правительства при нем был митрополит Алексий. Это был образованнейший для своего времени человек, к тому же пользовавшийся непререкаемым авторитетом. Во-вторых, маленький Дмитрий не погиб от чумы вместе с семьей, так как жил отдельно, находясь на воспитании у того же Алексия. И наконец, чума не только возвела Дмитрия на престол, но и выкосила всех возможных конкурентов из числа родичей мужского пола. Не было ни дробления владений, ни характерных для Руси того времени междоусобиц.

Главной задачей фактически правившего Москвой Алексия стал возврат ярлыка на владимирское княжение, отданного суздальскому князю Дмитрию Константиновичу. Начались бесконечные посольства в Орду, которая переживала не лучшие времена. В дипломатии Алексий вчистую переиграл суздальцев, добившись от очередного хана ярлыка для 12-летнего Дмитрия. Андрей решил было выяснить отношения с москвичами на поле боя, но его не поддержали собственные подданные, включая младшего брата, настолько высоко вырос авторитет Московского княжества.

Литва и Тверь


Дмитрий Донской заложил прочный фундамент грядущей независимости от Орды
Тем временем Орда впала в период внутренних смут.С 1359 по 1380 год там сменились 25 ханов, многие улусы попробовали отложиться от Сарая. Узурпаторы, самозванцы, марионетки в руках нукеров - при таких правителях сохранить контроль над набирающими мощь русскими землями было трудно. Тем более что Дмитрий Иванович, направляемый опытными советниками, вел очень выдержанный и осторожный курс, избегая усобиц и больших войн.

Пока в Орде продолжалась «Великая замятия», Дмитрий решил проявить активность на западе. Он вмешался в распрю правившего в Твери княжеского рода. Поначалу ему сопутствовал успех, но затем в войну вступил литовский князь Ольгерд, который не только разбил войско москвичей, но и осадил саму Москву. Если бы не каменный кремль, возведенный по приказу Дмитрия за год до этого, город вряд ли бы устоял. Впрочем, эффект от набега был таков, что старики сравнивали его с походом Батыя. Любопытно, но в летописях большинства княжеств эта война описана фразой «Русь ходила на Москву и победила».

Московское княжество было разорено, но и Тверь с Литвой не могли продолжать борьбу. В 1370 году Москва выдержала еще одну осаду литовцев - на этот раз восьмидневную. Командовал обороной сам Дмитрий Донской, которому тогда было 19 лет. Вскоре война приобрела очень жестокий характер: москвичи разорили Смоленск, тверичи опустошили костромские земли.

Орда в это время окончательно погрузилась в пучину внутренних смут. Темник Мамай, не будучи Чингизидом, отложился от ханов в Сарае и правил от имени несовершеннолетнего хана Мухаммада. Он благосклонно взирал на разгромы, учиненные ордынцам рязанцами и суздальцами, стремился к союзу с Москвой и поддерживал ее в войне против Литвы и Твери.

Теперь уже ярлык на великое княжение, выпрошенный Михаилом Тверским, мало что значил, и в большинстве своем русские князья на съезде признали главенство за Москвой. В результате в 1375 году был подписан мир, по которому Дмитрий отказался от ряда незначительных территорий, но добился признания верховенства своего рода.

Не числом, а уменьем


По средневековой русской традиции, считается, что в Куликовской битве принимали участие сотни тысяч воинов с обеих сторон. В одном из летописных сообщений говорилось, что с князем Дмитрием выступили 100 000 воинов из Московского княжества и 50 000 из других русских земель. «Сказание о Мамаевом побоище» свидетельствует о более чем 200 000 русских воинов. Никоновская летопись называет цифру в 400 000 человек. Эти же источники оценивают численность противника от 100 000 до 300 000 воинов. Однако еще историк XVIII века Василий Татищев засомневался в таком большом числе бойцов. Он писал о 60 000. Впоследствии оценки еще больше снизились: до 40 000 русских и 65-70 тысяч ордынцев. Эти предположения основаны на анализе поля боя, которое не могло вместить сотни тысяч человек (около 2 километров по фронту и не более нескольких сотен метров в глубину) и способов комплектования ордынских и русских войск.

Большинство современных ученых дает разброс оценок от 10 до 100 тысяч участников сражения с обеих сторон. Соответственно, и трехчасовая жестокая сеча превращается в скоротечный встречный кавалерийский бой продолжительностью 30-45 минут. Тогда кажется более логичным, что исход битвы решил замысел полководца Дмитрия Донского, умелый маневр князя Владимира Серпуховского и Дмитрия Боброва и превосходство в вооружении русских полков.


Победы и поражения


Постепенно отношения Дмитрия и Мамая испортились. Последний, укрепивший свой авторитет и распространивший власть на все южные степи и Крым, больше не нуждался в хаосе, а требовал от верных улусников уплаты дани и участия в военных походах. Ни того ни другого Дмитрий делать не торопился.

Но Мамай не сидел сложа руки. Весной 1377 года он распустил слухи, что в поход на Русь собирается хан Синей Орды Араб-шах. Навстречу ему вышло объединенное войско нижегородцев, владимирцев, москвичей, муромцев, ярославцев, рязанцев. Однако хан все не появлялся. Русское войско встало лагерем на реке Пьяне. Долгое ожидание расслабило воинов: они забросили дозорную и караульную службу, занимались охотой, многие разбрелись по окрестностям. Дмитрий даже увел московские полки.

Какоказалось,этим он спас их от уничтожения. У русского лагеря скрытно появились отряды Мамая. Мордовские князьки показали ему тайные тропы, и ордынцы внезапно атаковали русских. В страшном побоище полегли почти все воины. Татары ринулись на русские земли: сожгли и разграбили Нижний Новгород, разорили еще несколько городов. С большим трудом их вынудили уйти обратно в степи.

Тем временем русские князья совершили карательный поход на мордву и собрали новое войско. В 1378 году Мамай тоже отправил на Русь новую рать под командой мурзы Бегича. 11 августа оба войска сошлись на берегу притока Оки - Вожи. Русской армией командовал Дмитрий. Он выбрал очень удачную позицию на холме, который возвышался у берега реки. Татары долго не решались переправляться, и тогда князь приказал отступить, но на флангах оставил два мощных отряда, которые укрылись в оврагах. Основные силы выстроились дугой, как будто провоцируя врага атаковать по центру.

Так Бегич и поступил, бросив вперед конницу. Но когда в схватке наступил критический момент, татар с флангов, словно клещи, сжали засадные отряды. Конница оказалась скучена на небольшом пятачке, потеряла маневренность и, атакуемая со всех сторон, обратилась в бегство. Многие утонули при переправе, в том числе и сам Бегич, но Дмитрий Иванович не стал преследовать отступающих. Он хотел, чтобы в орде Мамая осталось как можно больше воинов, уже битых русскими войсками.

Мосты сожжены


Мамай терял престиж, а вместе с ним и власть. Собрав около ста тысяч воинов, многие из которых были наемниками, он двинулся на Москву. Навстречу ему вышло объединенное русское войско. Местом сбора была назначена Коломна.

Привели свои войска Андрей Полоцкий и Дмитрий Брянский, хотя их сюзерен - литовский князь Ягайло - был союзником Мамая. Но ни Ягайло, ни другой его союзник - Олег Рязанский - на соединение с ордынцами не спешили. Олег, к примеру, указал татарам броды через Оку, но тут же послал Дмитрию сообщение о движении Мамая.

8 сентября произошло сражение. Русские войска и их союзники построились оборонительным строем - «орлом» (центр прикрывал передовой отряд, резерв располагался за центром, а «крылья» имели меньшую численность, но состояли из отборных частей). Были сожжены мосты через Дон, чтобы ни у кого и мысли не возникло об отступлении. По приказу Дмитрия около трети войска было оставлено в засаде под командованием князя Владимира Серпуховского и Дмитрия Боброк-Волынского.

В центре стоял большой полк, состоявший в основном из московских воинов. Его возглавлял воевода Тимофей Вельяминов. Перед ним под командованием князей Симеона Оболенского и Ивана Тарусского располагался Передовой полк, а еще далее сторожа Семена Мелика. Полком правой руки, состоявшим из тяжеловооруженной пехоты брянской, полоцкой и других западно-русских земель, командовал Андрей Ольгердович. Полком левой руки из формирований разных русских земель командовали князья Василий Ярославский и Федор Моложский. Сам Дмитрий Иванович находился среди ратников Передового полка.

На поле Куликовом


Битве предшествовал поединок Пересвета и Челубея. После того как они насмерть поразили друг друга копьями, татарская конница пошла в атаку. Быстро был уничтожен Передовой полк и потеснен Большой полк. Полк левой руки опрокинут и его фронт прорван. Брешь удалось закрыть резервами и маневром Большого полка. Тут-то татары и уверовали в скорую победу, бросив все силы на штурм русских позиций. Дождавшись, когда они все втянутся в сражение, им в спину ударил Засадный полк. Летописцы утверждают, что, прежде чем бежать в степь, Мамай воскликнул: «Я бился с молодыми, а добили меня лучшие!»

Ордынцы потеряли больше 80% воинов, русское войско - чуть меньше половины. Остатки войск Мамая преследовали на протяжении двадцати верст.

Раненого Дмитрия отыскали на опушке леса - на месте гибели Передового полка. Князь был завален трупами, но серьезных повреждений не получил. Решающей фазой битвы руководили Владимир Серпуховской и Боброк-Волынский, которые и довершили разгром врага.

Мамай бежал в южные степи, но вскоре был разбит Тохтамышем. В ноябре он попытался набрать новое войско в Крыму, но итальянцы убили его. Тохтамыш в 1382 году пошел войной на Русь, но Москву смог взять только обманом. При этом большой его отряд был полностью уничтожен. К сожалению, на этот раз соседи не поддержали Дмитрия Донского. Так что пришлось Москве вновь признавать зависимость от Орды и платить дань, а заодно признать самостоятельность Твери. Но ярлык на великое княжение все же остался у Дмитрия и закрепился за его потомками. Историк Василий Ключевский сказал: «Русь родилась на Куликовом поле».

Последнее, что Дмитрий успел сделать перед смертью, было изменение порядка престолонаследия. Он обладал таким авторитетом, что убедил Владимира Храброго не претендовать на московский престол и уступить его сыну Дмитрия - Василию. Победителя Мамая так уважали, что после его смерти в мае 1389 года Владимир даже не попытался оспорить завещание.

Дмитрий Донской сполна использовал шанс, который получило Московское княжество. Пусть он и ослабил влияние Москвы на западе, но зато заложил прочный фундамент грядущей независимости от Орды. Фактически ее удалось добиться уже в 1395 году, когда Тамерлан разгромил Тохтамыша и положил конец единству татарских улусов.

Борис ШАРОВ


Отвлекающий манёвр


Перед битвой Дмитрий Иванович, по рассказу летописца, поменялся доспехами со своим любимцем - боярином Дмитрием Бренком. Татары, видя княжеский плащ и ориентируясь на темно-красное русское знамя с изображением Спаса Нерукотворного, буквально гонялись за ним. После битвы Бренок был найден мертвым, а вокруг него было множество тел бояр и дружинников, до конца защищавших «князя».






Вернуться в «Правители и властители»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость