Свита для императора

О правителях, королях, президентах и прочих властьимущих
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 328
Возраст: 37
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Свита для императора

#1 Сообщение zagadki-istorii » 16 янв 2017, 11:10

«Свита делает короля» - эти слова итальянского философа и мыслителя Никколо Макиавелли, ставшие крылатыми еще в XVI веке, были актуальны и для Российской империи. Причем, в отличие от большинства европейских стран, в ближайшее царское окружение на штатной основе входили генералы и старшие офицеры.

Должность с перспективой


В ходе расследования восстания декабристов 1825 года особое возмущение вызвало поведение князя Сергея Волконского, который оказался не только единственным действующим генералом в рядах заговорщиков, но и еще недавно был флигель-адъютантом самого императора Александра I. Эту же должность в свое время занимал и другой декабрист - Михаил Орлов. Как могли недавние офицеры свиты императора, ушедшие на повышение, выступить против самодержца?

Особую категорию военных в свите в 1713 году в России ввел Петр I. До этого при императоре состояли только различные придворные чины: дворецкий (позднее Петр I переименовал его в обер-маршала), постельничий (обер-камергер), стряпчий (гофмейстер), чарочник (мундшенк), комнатный дворянин (камер-юнкер) и др. По большому счету это был, говоря современным языком, обслуживающий персонал, хотя и наделенный определенными полномочиями.
В то же время Петр I считал, что рядом с ним постоянно должны находиться особо доверенные «государевы люди», на которых всегда можно положиться и в любое время дать ответственное личное поручение. Поэтому в 1713 году он учредил должности генерал-адъютантов и назначил на них двоих своих сподвижников: Павла Ягужинского и Антона Девиера. Впоследствии оба первыми в истории государства заняли другие важнейшие должности: соответственно генерал-прокурора Российской империи и генерал-полицмейстера Санкт-Петербурга.

Сокращению не подлежит


Свита последнего российского императора Николая II
Свой вклад в развитие инициативы Петра I внесла императрица Анна Иоанновна, которая в 1731 году увеличила количество генерал-адъютантов в свите до 10. При этом назначала на почетную должность в основном боевых генералов - приятно давать указания таким заслуженным людям! Те должностями не тяготились, поскольку обязанности при императрице у них были несложными: присутствовать при ее выходах в свет, порой выполнять отдельные несложные поручения. А за это - приличное жалованье и никаких хлопот с подчиненными.

В числе первых должность генерал-адъютанта Анна Иоанновна пожаловала брату своего фаворита Эрнста Бирона Густаву. Правда, стоит отдать ему должное: назначенный в свиту по протекции, Бирон пробыл при императрице всего три года, а затем отправился на Русско-турецкую войну 1735-1738 годов. Там неоднократно отличился, был уважаем в войсках и дослужился до генерал-аншефа.

Екатерина II в 1775 году учредила первичное свитское звание - флигель-адъютант - и включила его в Табель о рангах. Впрочем, первичным его можно назвать лишь условно - оно соответствовало армейскому полковнику, и назначались на соответствующую должность в свиту офицеры, успевшие проявить себя на военной службе. Императрица также повысила статус генерал-адъютанта: должность отныне могли получить только имевшие чин не ниже генерал-поручика (младше полного генерала, но старше генерал-майора).

В дальнейшем каждый император определял количество генерал-адъютантов и флигель-адъютантов по своему усмотрению. Свита постепенно разрасталась: при Александре I в ее составе числился 71 человек, при Николае I - 179, при Александре II - 405. Лишь Александр III решился на ее кардинальное сокращение - до 105. Однако его преемник Николай II запустил обратный процесс, и к 1914 году в ней находился 171 человек, в том числе 64 генерал-майора и контр-адмирала - их при этом императоре тоже стали назначать в свиту.

Зато постепенно снижался процент высокородного дворянства. В свите Александра I в начале XIX века две трети генерал-адъютантов составляли выходцы из знатных семей: князья, графы и бароны. 100 лет спустя у Николая II каким-либо из этих титулов мог похвастать лишь каждый четвертый.

И старушку на ночь...


Были ли нужда в такой многочисленной свите? Однозначного ответа на этот вопрос не существует, так как круг обязанностей флигель-адъютантов и генерал-адъютантов различался при том или ином монархе. Общим было лишь присутствие на выходах и во время всех публичных церемоний, а также суточное дежурство по очереди во дворце пребывания венценосной особы - как правило, не чаще раза в месяц.

Но, к примеру, при Александре II свита непомерно разрослась по важной причине: через флигель-адъютантов и генерал-адъютантов император контролировал проведение начатых им реформ. Почти все члены свиты разъехались по России и не давали покоя губернаторам, чиновникам и военачальникам на местах - отчеты о проделанной ими работе и выявленных недостатках посылались в столицу регулярно. Опять-таки, в свите находились опытные люди, которые могли на местах посоветовать, как лучше справиться с очередной задачей. Поэтому отмена крепостного права, реорганизация земской и судебной систем, военная реформа и переустройство высшего образования успешно продвигались в том числе и благодаря усилиям адъютантов императора.

Впрочем, наряду с важными государственными поручениями некоторым офицерам свиты приходилось исполнять непривычные задания. Так, императрица Елизавета Петровна панически боялась заговора против нее, а потому старалась не ночевать в одном и том же месте. Это держало в постоянном напряжении очередных генерал-адъютанта и флигель-адъютантов - надо было вечером не «потерять» императрицу. Более того, она любила на ночь, засыпая, послушать, о чем толкует народ. В качестве информаторов следовало поставлять к постели какую-нибудь разговорчивую старушку, регулярно посещающую городские рынки - именно там циркулировали свежие слухи. Контроль за «поставкой» возложили на дежурного флигель-адъютанта. Правда, иной раз тот или другой сановник предлагал свою «подготовленную» должным образом бабулю, чтобы та передала императрице выгодную ему информацию для размышления.

Нередко приходилось пускаться на хитрость, чтобы не быть изгнанным из свиты. Как-то в беседе с Екатериной II посланник русского двора в Италии обмолвился о графе Морелли, который чудно играет на скрипке. Присутствовавший в кабинете императрицы князь Григорий Потемкин предложил привезти итальянца в Россию. Поручение тут же дали одному из флигель-адъютантов, который отправился во Флоренцию в роскошной карете. Но возмущенный граф (он ведь высокородный дворянин, а не какой-то музыкант!) выгнал офицера вместе с его комфортным транспортным средством. Зная крутой нрав Потемкина, флигель-адъютант по дороге нашел в Милане молодого русского скрипача, заканчивающего учебу в Италии. Тот согласился за достойную плату побыть графом Морелли и предстать перед императрицей. Обман не раскрылся. Более того, самозванец смог сделать карьеру при дворе, дослужившись до полковника.

Полиции «играть обратно»!


Случалось, что именно с подачи дежурного генерал-адъютанта или флигель-адъютанта свиты появлялись неожиданные распоряжения. Так, однажды, глядя в окно, Павел I заметил, что идущий мимо дворца мужик не поклонился в сторону императорской резиденции и не снял шапку. Присутствовавший при этом генерал-адъютант рассказал полицмейстеру Петербурга об услышанной «мысли вслух» государя. Уже на следующий день все проходящие или проезжающие усердно кланялись в сторону дворца - их загодя предупреждал полицейский заслон. Когда Павел I искренне удивился такой метаморфозе, тот самый генерал-адъютант отрапортовал:

- Исполнено ваше указание!

Разгневанный император отчитал его и приказал исправить ошибку. Пришлось просить полицмейстера дать указание постовым у дворца предупреждать прохожих и проезжающих не кланяться.

Отказывался ли кто-то от должности в свите? История знает лишь один случай. Он связан с известным писателем Алексеем Константиновичем Толстым. Будущего императора Александра II он знал еще с детских лет, поэтому назначение Алексея Толстого флигель-адъютантом в 1855 году придворные восприняли с пониманием - это же ступень к последующей карьере. Но не прошло и года, как всеобщее недоумение вызвала просьба 39-летнего офицера об отставке. Как же так: нахождение в свите открывало прекрасные кадровые перспективы! Однако Толстой в прошении самокритично высказался о себе как о плохом военном и неважном чиновнике, предпочтя стать хорошим писателем. Александр II пошел навстречу, и читатель вскоре увидел роман «Князь Серебряный», драмы «Дон Жуан» и «Смерть Иоанна Грозного», а также познакомился с созданным в соавторстве с братьями Жемчужниковыми образом Козьмы Пруткова.

Олег ГАЛЛЕ






Вернуться в «Правители и властители»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость