Как царь Пётр шута женил

О правителях, королях, президентах и прочих властьимущих
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 342
Возраст: 37
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Как царь Пётр шута женил

#1 Сообщение zagadki-istorii » 23 ноя 2017, 15:35

Петр I славился среди придворных эксцентричностью, но некоторые его забавы способны потрясти воображение даже нынешних любителей экстремальных развлечений.

В XVII-XVIII веках каждый сколько-нибудь уважающий себя правитель содержал целый двор. Прислуга, придворные, охрана, поэты и музыканты... Но особое место при дворе занимали карлики и лилипуты. Они были шутами или просто живыми диковинками, на них не жалели денег в европейских столицах. Но Петр переплюнул всех монархов разом, задумав увеличить их популяцию. А для этого карликов обоего пола следовало переженить.

Живые подарки


В свите Петра I карликов было предостаточно
Петру не было и 10 лет, когда его брат Федор Алексеевич подарил мальчику двух низкорослых шутов. Сам он был слишком набожен, чтобы «потешаться над несчастными уродцами». Одного прозвали Сверчком, второго - Комаром. Маленькие человечки вызвали у молодого царевича неподдельный интерес, и он сохранил его до конца жизни. Как и привязанность к Комару, которого звали Яким Волков.

Комар не только развлекал Петра. Впоследствии царь брал его с собой во все поездки, включая заграничные, и порой всерьез советовался о дворцовых делах. Петр любил повторять, что именно Комар спас его во время стрелецкого бунта, предупредив об опасности.

Кстати, Комар был лилипутом, а не карликом. Разница в том. что первые страдают наследственной патологией, из-за которой их организм не выделяет гормон роста, а у вторых он перестает вырабатываться из-за приобретенного заболевания. Рост лилипутов 40-90 сантиметров, вес 5-15 килограммов. Они пропорционально сложены и немного напоминают чертами лица детей. Карликами считаются мужчины ростом до 140 сантиметров и женщины до 130. Но при дворе Петра карликами звали и тех, и других.

Карликов, как правило, отличают неправильные пропорции тела, головы и конечностей, слабое здоровье, приглушенные половые инстинкты и преждевременное старение. Хотя в то время всех людей аномально малого роста называли карлами и карлицами.

Любитель увеселений и всякого рода безобразий, царь со временем собрал при дворе целую толпу таких малышей, продумывал мельчайшие детали их нарядов, поведения, сценарии зрелищ с их участием. Зачастую это была карикатурная имитация настоящих церемоний придворной жизни.

Например, в потешных кожуховских маневрах 1694 года принимала участие целая рота карликов - 25 человек. А на торжествах по случаю рождения царевича Петра Петровича в залу гостям внесли два огромных пирога. Когда их разрезали, из каждого выскочила карлица, станцевала на столе менуэт, предложила гостям вина и произнесла приветственную речь в стихах.

Россия в миниатюре


Карлов и карлиц для Петра стали собирать по всей России. Для каждого находилось место при дворе. Для «шутейного народца» построили специальный городок, где были свои холопы, бояре, служивые люди, даже свои шуты. Правда, тот же Яким Волков, некогда бывший крепостным, к шутовскому городку отношения не имел, его место было в государевых покоях. Но зачем же Петру понадобилась эта Россия в миниатюре?

Современные психологи сказали бы, что шуты помогали царю снимать стрессы. Но это далеко не главное. Каким бы импульсивным ни был Петр, но и он следовал правилам этикета: если не со своими ближними людьми, то хотя бы с иностранными послами. А устами шута можно было озвучить то, что в приличном обществе и не скажешь. Дипломаты и царедворцы прекрасно понимали: что у карлы на языке, то у его хозяина на уме. В конце концов, позволив своему шуту смеяться над тем или иным человеком, можно было поставить его на место.

Самой сутью царствования Петра было реформирование России. Не было такой сферы жизни, которую не затронули бы перемены. Почву для них следовало подготовить. подвергнув многие старинные традиции и нормы осмеянию. Лучше представлений с карлами и карлицами придумать ничего было нельзя.

Начало было положено Всешутейшим, Всепьянейшим и Сумасброднейшим собором. Петр и его единомышленники откровенно кривлялись, пародируя церковные обряды и светские церемонии. На самом деле пьянство, сквернословие и бритье боярских бород топором были лишь прикрытием главной цели - разрушения стереотипов повседневной жизни.

Но когда в шутовском обличье представали сам царь и высшие сановники, это вызывало сложные чувства у подданных, вплоть до разговоров о том, что Петр - антихрист. Если же кривлялись малыши из «потешного народца», лишних разговоров не возникало. И получалось у них гораздо смешнее.

Горько!


В конце концов царь вознамерился вывести в России целую колонию карликов. Эта мысль пришла в голову Петру, когда вовсю шла подготовка свадьбы его племянницы Анны Иоанновны с герцогом Курляндским Фридрихом. На первый взгляд, он задумал каверзу: совместить бракосочетание нелюбимой родственницы и свадьбу своего любимца Комара. На самом деле все было сложнее.

19 августа 1710 года был опубликован царский указ: «Карл мужского и женского пола, живущих в Москве в домах боярских и других ближних людей, собрав всех, выслать из Москвы в Петербург сего августа 25-го дня, а в тот отпуск, в тех домах, в которых те карлы живут, сделать к тому дню для них, карл, платье: на мужской пол кафтаны и камзолы нарядные, цветные, с позументами золотыми и с пуговицами медными золочеными, и шпаги, и портупеи, и шляпы; и чулки и башмаки немецкие; на женский пол верхнее и исподнее немецкое платье, и фантажи, и всякий приличный добрый убор».

Быстро выполнить волю Петра не вышло, так что Анне и Фридриху пришлось подождать. Царь дал разрешение венчать их только после того, как в столицу съехалось около 80 маленьких франтов и франтих. 30 октября сочетали настоящих принцессу и герцога, а через две недели намечалась кульминация торжеств.

13 ноября 1710 года два карлика в маленькой трехколесной повозке, запряженной одним пони и убранной разноцветными лентами, разъезжали по городу в сопровождении двух настоящих гвардейцев. Они вручали всем особые приглашения на «малую» свадьбу.

Царь решил женить Якима Волкова, а невестой ему назначили любимую карлицу Царицы Прасковью Федоровну. Согласия молодых никто не спрашивал. Сценарий предстоящих торжеств Петр писал лично.

Когда гости собрались в доме молодых, те торжественно отправились под венец. Впереди шел карлик, исполнявший должность маршала, с жезлом, к концу которого был привязан большой букет из лент. За ним шествовали жених и невеста с шаферами в самых простых костюмах, потом царь, придворные дамы, иностранные послы и знатные особы. Шествие замыкали 72 разодетых карлика и карлицы, построенные попарно.

Пара была обвенчана в православной церкви. Карликам-гостям были отведены лучшие места. Венец над невестой держал сам царь в знак своей особой милости.

После церемонии все отправились на Васильевский остров, в дом князя Меньшикова, где молодых ожидал роскошный обед. Там же, кстати, был дан банкет и по поводу брака Анны Иоанновны. Карлики сидели в середине зала. Кругом, вдоль стен, сидели царь и его приближенные. Праздник кончился всеобщими плясками. Петр усердно подпаивал новобрачных, а затем отвез домой и при себе велел уложить их в постель.

Снова фарс


Из затеи Петра увеличить численность «потешного народца» ничего не вышло. Прасковья Федоровна забеременела, но родить не смогла - захворала и умерла вместе с ребенком. В 1713 году Петр повторил эксперимент, хотя на этот раз
пышную свадьбу устраивать не стали. Результат был тот же.

А Яким Волков после смерти жены затосковал. Он стал раздражителен, злобен, больше бранился, чем острил. Петр немного отдалился от своего любимца, полагая, что того надо оставить на некоторое время в покое. Яким запил, стал домогаться женщин без разбора их статуса при дворе и семейного положения.

Царь очень огорчился неудаче. В итоге он вообще запретил придворным карликам и лилипутам вступать в браки. Знай он о таких же потугах Екатерины Медичи, возможно, его реакция не была бы столь острой. Французская королева тоже предпринимала попытки получить потомство от своих карликов и карлиц, но неудачно. Ее медики пришли к выводу, что это вообще невозможно. С точки зрения современной науки, это не так, но потомство лилипутов малый рост родителей не наследует - с вероятностью, близкой к 100%, родятся дети обычного роста.

Через некоторое время Петр повелел принять серьезные меры, чтобы образумить Волкова. Царского шута удалось обуздать, но больше никогда он не был тем весельчаком, которого привыкли видеть при дворе. Умер Комар в конце января 1724 года.

Петр погоревал, но решил даже похороны любимого шута превратить в фарс. Впереди погребальной процессии шли попарно 30 певчих, все маленькие мальчики. За ними следовал в полном облачении крошечный поп, которого нарочно выбрали для этой церемонии по причине его малого роста.

Затем ехали маленькие, специально сделанные сани. Их везли шесть пони, покрытые черными попонами до земли и ведомые под уздцы маленькими пажами. На санях стоял гроб с телом усопшего, обитый малиновым бархатом, с серебряными позументами и кистями.

Позади гроба следовал лилипут в качестве маршала, с большим жезлом, обтянутым флером, спускавшимся до земли. На нем, как и на остальных, была длинная черная мантия. За ним двигались попарно карлики. Потом выступал другой маленький маршал во главе карлиц.

По обеим сторонам процессии шли с зажженными факелами огромные гвардейцы и придворные гайдуки. Император с Меньшиковым провожал процессию пешком от Зимнего дворца до Зеленого (ныне Полицейского) моста. Тело Якима Волкова было предано земле на кладбище Ямской слободы. По окончании погребения все карлики и карлицы были привезены во дворец и угощены обедом.

Борис ШАРОВ






Вернуться в «Правители и властители»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость