Разведчик, которому доверял Сталин...

История спецслужб, разведки и спецопераций
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 379
Возраст: 38
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Разведчик, которому доверял Сталин...

#1 Сообщение zagadki-istorii » 13 фев 2018, 05:27

Павлу Фитину было неполных 32 года, когда он возглавил Иностранный отдел (ИНО) НКВД. К тому времени он лишь год проработал в спецорганах. После всех чисток в органах госбезопасности подготовленных кадров сильно не хватало и на командные должности назначали наспех подготовленных стажеров. Но именно это назначение оказалось особенно удачным. Фитин показал себя гениальным организатором и смог реанимировать внешнюю разведку СССР, которая внесла неоценимый вклад в победу Красной Армии во Второй мировой войне.

После «ежовщины»


Павел Михайлович Фитин родился 28 декабря 1907 года в крестьянской семье, в Тобольской губернии (ныне Курганская область). В 13 лет уже работал в сельскохозяйственной коммуне. Такие коммуны в СССР организовывались не только для общей работы, но и несли в себе задачу борьбы с безграмотностью. А потому в таких коммунах повсеместно организовывались школы. Крестьянский мальчишка, который в обычных условиях мог остановиться на начальном образовании, умудрился окончить в коммуне среднюю школы. После окончания которой его, как лучшего ученика, направили на учебу в Москву, в сельскохозяйственную академию имени Тимирязева.

В 1932 году Фитин окончил инженерный факультет академии, но в родную губернию не вернулся. Он был направлен на работу в издательство «СельХозГИз» (Сельскохозяйственное государственное издательство). Стране требовалось много обучающего материала, которым снабжались вновь образованные колхозы. Вот созданием этих пособий Фитин и занимался.

В 1934 году его призвали в армию на срочную службу, отслужив, он вернулся в издательство, где занял пост заместителя главного редактора. Но в армии он показал себя довольно перспективным младшим офицером, и его взяли на заметку.

С 1936 по 1938 год в СССР проходили чистки, после названные «ежовщиной». Именно на Николая Ежова, бывшего главой НКВД в те годы, Сталин позже возложил ответственность за репрессии. Хотя Ежов действовал с полного одобрения Сталина. Однако надо же было на кого-то свалить творившееся в стране. А потом к руководству НКВД пришел Лаврентий Берия, и начались чистки уже в самих спецорганах. Было расстреляно или репрессировано более 20 тысяч чекистов. Репрессии коснулись всех сфер деятельности, в том числе и разведки. Немного очнувшись от кровавой мистерии, Берия огляделся и пришел в некоторую оторопь. А с кем работать? Но выход как ему казалось, он нашел. В НКВД был объявлен партийный набор.

Павел Фитин, член ВКП(б) с 1927 года, попал в этот набор. Его послали в школу особого назначения (ШОН), где обучили азам оперативной работы. А потом направили стажером в Иностранный отдел (ИНО) НКВД. Там в то время был полнейший раздор. Из старых кадров практически никого не осталось, сотни опытных разведчиков были репрессированы. Советских агентов массово отзывали из-за границы, после чего они в лучшем случае увольнялись из органов, а в худшем попадали в лагеря. А некоторые расстреливались, будучи обвиненными в предательстве и работе на иностранные разведки. В некоторых европейских странах разведывательные сети просто перестали существовать. С большинством иностранцев, ранее активно работавших на советскую разведку, был потерян контакт. Фактически советской внешней разведки, как единого и работоспособного органа, практически больше не существовало.

Разработка «троцкистов»


Павел Фитин первоначально занимался разработкой «троцкистов» за рубежом. К тому времени уже состоялся знаменитый мятеж «троцкистов» в Барселоне, который заставил республиканцев воевать на два фронта: отражать атаки франкистов и подавлять восставших анархистов и «троцкистов». Стало абсолютно ясно, что подобной войны республиканцы не потянут и, скорее всего, гражданская война в Испании будет выиграна франкистами. И «троцкисты» в этом поражении сыграли не последнюю роль.

Фитин, который искренне сочувствовал республиканцам, взялся за дело довольно рьяно. И проявил себя на новой работе весьма неплохо. В декабре 1938 года, через полтора месяца после направления в ИНО, Фитин уже стал полноценным оперуполномоченным. В январе 1939 года его назначают заместителем начальника иностранного отдела. А еще через несколько месяцев Фитин возглавляет ИНО НКВД, в те времена ведавший практически всей внешней разведкой СССР.
Такой стремительный карьерный взлет был обусловлен тем, что Берия продолжал избавляться от «ежовских» кадров, проводя на руководящие посты молодых сотрудников. Которые, по его мнению, должны были быть преданы лично ему. Ведь это он вывел их в элиту спецорганов!

Некоторое время Фитин не смел как-то перечить всесильному наркому. Но постепенно стал проявлять инициативу. В частности, чтобы восстановить резидентуры за рубежом, он стал возвращать в строй уволенных Берией и его людьми разведчиков. И сперва Берия смотрел на данные действия положительно. В Европе вовсю развернулись немцы, захватывающие одну страну за другой, а информации оттуда поступало слишком мало. Так что Берия тоже понимал необходимость возвращения в строй опытных специалистов. Ведь настоящего разведчика на ускоренных курсах ШОН не подготовишь.

Кроме того, Фитин сумел добиться у Берии более тесного сотрудничества ИНО НКВД с военной разведкой (Разведупр РККА). В те времена подобное сильно не приветствовалось, но ситуация требовала отойти от конкурентных разборок между спецслужбами. Потому что необходимо было объединить все ресурсы.

В 1939 году Разведупр РККА возглавлял герой войны в Испании Иван Проскуров. Он был отличным летчиком, одним из немногих, кому было присвоено звание Героя СССР после войны в Испании. Но вот в разведке практически ничего не понимал. А потому, когда ему из НКВД «посоветовали» предоставить Фитину информацию по агентам Разведупра за рубежом, издал приказ по управлению оказывать всяческую поддержку Фитину.

Объединение усилий двух спецорганов принесло свои результаты, были восстановлены контакты со многими ценными агентами за рубежом, в том числе с Вилли Леманом, работавшим в немецком гестапо. За короткий срок Фитину удалось сделать практически невозможное: внешняя советская разведка возродилась из пепла, подобно птице Феникс. В Москву потекла ценнейшая информация. Которой в большинстве случаев высшее советское руководство отказывалось верить.

В частности, потоком шла информация, что Германия готовится к войне с СССР. Но Сталин с непонятным упорством не хотел в это верить. А вот в нерушимость Пакта о ненападении предпочитал верить твердо. Фитин быстро это понял и повел себя уже не только как руководитель разведки, но и как политик. Он перестал докладывать руководству информацию о подготовке Германии к войне на Востоке. К тому же вся эта подготовка и скопление сил у границ СССР действительно могла быть широкомасштабной дезой. И немцы, как был уверен Сталин, готовились к нападению на Великобританию, а не на СССР. После принятия такого решения Фитин быстро пошел в гору и даже удостоился нескольких приемов у Сталина.

Завоевал доверие Сталина


Павел Фитин. Разведчик, которому доверял Сталин... Но которого ненавидел Берия
В то же время он потихоньку пытался готовить свой аппарат к предстоящей войне. Резидентурам в Европе, особенно в тех странах, где орудовали немцы, предписывалось в первую очередь беречься от немецких спецслужб. Но и информацию в первую очередь собирать по Германии. В 1941 году, с подачи Сталина и при помощи Исхака Ахмерова, Фитин запустил операцию «Снег».

А потом в Москву опять стала поступать информация о скорой войне. В июне Фитин получил даже точную дату нападения. Информация пришла из трех независимых источников: из Японии (Рихард Зорге), из Швейцарии (группа «Дора», руководимая Шандором Радо) и из Германии (Вилли Леман).

Фитин доложил эту информацию своему непосредственному начальнику Всеволоду Меркулову. Тот ознакомился с донесениями и добился приема у Сталина. В ночь с 16 на 17 июня 1941 года обоих вызвали в Кремль.

Но в то же время Лаврентию Берии начали сильно не нравиться успехи Фитина, вроде как являвшегося его протеже. Слишком уж много воли он себе забрал и больше уже не шел на поводу Берии. Однако всем окружающим, в том числе и Сталину, были ясно видны успехи Фитина в организации внешней разведки. Однако после того, как Фитин опять стал утверждать о скором нападении Германии на СССР, Берия решил окончательно подрезать крылышки слишком удачливому и инициативному начальнику разведки. Он успел обработать Сталина, а потому никакие доводы Фитина на ночном июньском приеме не оказали на вождя никакого эффекта.

— Это дезинформация! — резко бросил Сталин, и тема была закрыта.

Однако убрать Фитина с поста начальника ИНО он не позволил. Ну а после 4 часов утра 22 июня 1941 года Сталин стал доверять Фитину почти безгранично. А тот вел себя очень осторожно. В Ставку докладывал только многократно проверенную информацию. В частности, получив в 1942 году информацию от группы «Дора» о готовящемся наступлении в районе Сталинграда, он тут же отправил ее в Разведупр для проверки. И только когда несколько диверсионно-разведывательных групп и партизанских отрядов подтвердили передислокацию немецких войск, совпадающую с переданной «Дорой» информацией, Фитин составил докладную в Ставку. И Сталин моментально принял решение об организации противодействия немецким планам. В результате сотни тысяч немецких солдат попали в Сталинградский котел.

Но, несмотря на Сталинградскую битву, до окончательной победы было еще слишком далеко. Немцы стали готовить операцию «Цитадель», в СССР получившую название «Курская битва». И об этой операции опять сообщила «Дора». Это сражение, хоть и с огромными потерями, было выиграно советскими войсками. Но именно оно стало переломным во всей войне. Немцы лишились не только едва ли не половины своих танков, наводивших шороху по всей Европе, но и массу опытных экипажей. Колоссальными были их потери в живой силе и в авиации. А ведь если бы советская разведка не получила вовремя информацию по «Цитадели», а Фитин не подал бы эти данные, как абсолютно достоверные, то разгрому бы подверглись именно советские войска.

В 1943 году советская разведка получила информацию о том, что США и Великобритания ведут разработку атомного оружия. В докладной записке Сталину Фитин указал на необходимость создания такого же оружия в СССР. И Сталин, ранее не веривший в атомную бомбу, опять согласился с Фитиным. Руководителем советского атомного проекта стал Игорь Курчатов, а куратором Сталин назначил Берию. И именно это обстоятельство сыграло главную роль в послевоенной судьбе Павла Фитина.

Опала


1945 году, в возрасте 37 лет, Павел Фитин получил звание генерал-лейтенанта. Казалось бы, карьера складывается успешно, Сталин ему доверяет, внешняя разведка развернулась вовсю. Особенно на атомном проекте. Только благодаря работе советских разведчиков Советскому Союзу удалось так быстро создать собственную атомную бомбу. Однако лавры достались Берии, авторитет которого в глазах Сталина вознесся до небес. И всесильный в то время Берия не замедлил этим воспользоваться. При его непосредственном участии Павла Фитина снимают с должности начальника внешней разведки и направляют в Германию... заместителем уполномоченного МГБ в Берлине. В 1947 году очередное понижение: Фитина назначают заместителем начальника Управления МГБ по Свердловской области. После чего вообще закатали в Казахстан.

Устранить Фитина Берия все-таки не посмел, потому что Сталин того уважал и помнил, какой вклад разведка, возглавляемая Фитиным, внесла в победу над Германией. Лишь после смерти вождя Берия, попытавшийся захватить власть в стране, уволил Фитина из органов, «за служебное несоответствие». А так как на тот момент Фитину исполнилось всего 45 лет, он даже не мог претендовать на воинскую пенсию. Не говоря уж о генеральской.

После увольнения Фитин не мог никуда устроиться даже простым рабочим. Перебивался случайными заработками. Лишь после ареста и расстрела Берии в декабре 1953 года Фитину удалось устроиться директором фотокомбината Союза советских обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами. Подобные общества всегда были на особом виду в разведке, и Фитин имел там знакомых. В спецорганы ему вернуться так и не удалось. Но можно сказать, что ему еще повезло. Многие другие его коллеги, также внесшие неоценимый вклад в победу над Германией (например, Павел Судоплатов), вообще оказались в лагерях.

Павел Фитин скончался в декабре 1971 года, всего пару дней не дожив до 64-летия. Многие специалисты считают, что именно при Фитине советская внешняя разведка достигла наибольшей результативности. А ведь начинал, можно сказать, почти с нуля...

Илья НИКУЛИН






Вернуться в «Специстория»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость