Штирлица звали Рудольф?

История спецслужб, разведки и спецопераций
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 403
Возраст: 38
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Штирлица звали Рудольф?

#1 Сообщение zagadki-istorii » 01 дек 2018, 11:05

Многие до сих пор наивно верят, что разведчик, ставший прообразом Штирлица, — исторический персонаж. На самом деле, у нас был только один агент в Имперской службе безопасности (РСХА). Это Брайтенбах — начальник отдела контрразведки Вилли Леман. А информацию в Москву поставляла разведывательная сеть «Красная капелла», одним из руководителей которой был Леопольд Треппер.

В 1942 году гестаповцам удалось ликвидировать берлинскую резидентуру нашей разведки из сети «Красная капелла», возглавляемую обер-лейтенантом люфтваффе Харро-Шульце Бойзеном и советником министерства экономики Арвидом Харнаком.

«Дора» начинает работу


Гитлер после того, как ему сообщили об арестах, был доволен. Но даже в страшном сне ему не могло присниться, что тут же начала действовать законсервированная ранее резидентура «Дора» в Женеве, которую возглавлял Шандор Радо. Сын будапештского торговца, он тем не менее увлёкся идеями марксизма и впоследствии стал членом Коммунистической партии Венгрии. К моменту, когда ему предложили сотрудничество с советской разведкой, 35-летний Радо был хорошо известен в Европе как специалист в области географии и картографии, владелец информационного агентства «Геопресс».

К тому времени практически вся Европа находилась под угрозой оккупации немцами, поэтому месторасположением резидентуры определили нейтральную Швейцарию. И вот в 1936 году туда прибыл молодой учёный Радо. Предварительно ликвидировав в Париже старое агентство, он приступил к созданию нового, и уже спустя несколько месяцев «Геопресс» начал свою работу. Из соображений конспирации резидент не стал снимать отдельного помещения, а вся работа осуществлялась в кабинете Радо в компании с женой-машинисткой и помощником. Издательство, сразу же начало выпускать карты, освещающие политические, экономические и географические события в мире. Спрос на них оказался огромный — подписчиками «Геопресса» стали многие газеты и библиотеки, географические кафедры университетов, министерства, генеральные штабы, посольства. Заказов оказалось так много, что приходилось работать круглосуточно, и уже с утренними авиарейсами отпечатанная продукция отправлялась подписчикам. В результате уже через год агентство стало приносить существенную прибыль, позволяя Радо обеспечить семье безбедное существование и тратить деньги на оперативные нужды. Резидентура просуществовала до конца 1944 года, когда гестаповцы все же вычислили резидентуру и спланировали операцию по её захвату. В результате Радо вместе с семьёй эвакуировали в СССР, где его репрессировали. После освобождения и реабилитации разведчик вернулся в Венгрию, где и продолжал заниматься научной работой, вплоть до своей кончины в августе 1981 года.

Свои среди чужих



А в 1942-м заработал канал «Люци», направляющий информацию из Берлина в Женеву. Его организатор являлся личностью загадочной. Официально в Москве его знали как Рудольфа Рёсслера. Но информация о том, как и почему он принял решение работать на советскую разведку, до сих пор хранится под грифом «совершенно секретно». Известно, что он отказался от денежного вознаграждения, однако поставил условия — не пытаться выяснять, кто он такой, а окончанием сотрудничества станет день полного разгрома Третьего рейха.
Девушки связистки «блиц-медхен» исправно поставляли в Кремль секретные разведданные

Можно предположить, что это был офицер в отставке или чиновник, оказавшийся в эмиграции в Швейцарии, у которого были связи в высшем эшелоне власти Германии. Судя по всему, он активно сотрудничал с разведслужбой Швейцарии, так называемым бюро «Ха», возглавляемым майором Хауземанном, и после согласия своего шефа-антифашиста пошёл на контакте Москвой.

И вот от агента Люци начали поступать чрезвычайно важные сведения в виде копий телетайпограмм. Причём не откуда-то, а из Центра связи Главного командования ОКВ-ОКХ, расположенного в центре Берлина на Бендлер-штассе, соседствующего в одном комплексе с абвером и гестапо. В нём были совмещены системы связи, которые объединяли главную ставку фюрера, главные ставки ВМС и ВМФ, сети СС и СД, гестапо, всех министерств рейха и партийных коммутаторов. Осторожный Сталин сначала недоверчиво отнёсся к сведениям, получаемым от нового информатора. Но руководитель военной разведки генерал Фёдор Кузнецов успокоил его — сведения, полученные по каналу «Люци», полностью подтверждались информацией из других источников.

О том, что разведка противника не дремлет, фюрер прекрасно знал, поэтому ещё 11 января 1940 года он подписал приказ, гласивший: «1) Никто, ни одно командование, ни один офицер не может быть осведомлён о каком-нибудь секретном деле, если он по роду службы не обязан знать этого. 2) Ни одно командование, ни один офицер не может знать больше о каком-нибудь секретном деле, чем должен знать для выполнения своих обязанностей. 3) Ни одно командование, ни один офицер не может быть осведомлён о любом секретном деле раньше, чем он должен узнать для выполнения своего задания». И тем не менее в педантичной Германии, под неусыпным оком гестапо утекали сведения, имевшие гриф высшей секретности.

А главной обязанностью Центра была рассылка директив в воинские соединения. Объём работ был просто потрясающим — за сутки пересылались несколько тысяч сообщений.

«Блиц-медхен»


Важные сведения пересылал из Берлина и офицер вермахта Вернер Кемпер, кавалер ордена «Железный крест» I и II класса. А вот кто их добывал?

Это стало понятно, когда после войны вышла книга бывшего офицера Центра связи Бернда Руланда «Глаза Москвы». Информацию поставляли телетайпистки, как их в шутку называли охранники — «блиц-медхен» («девочки-молнии»). Конечно же, на этих должностях должны были работать мужчины, но с началом Второй мировой войны германское командование, стремясь замедлить кадровый голод, выпустило директиву: «В настоящее время всё больше и больше женщин должны заменять на службе в вермахте солдат, которые нужны на фронте».

С началом войны против Советского Союза на «трудовой фронт» привлекли более 2 тысяч девушек-связисток. Сколько из них работали на Люци, сказать трудно. Но имена двух из них стали известны, благодаря мемуарам Руланда. Это Ангелика фон Пархим и её подруга Мария Каллуши — они снимали копии с секретных телетайпограмм и передавали их Кемперу.

Более того, девушки имели доступ к картотеке, позволяющей мгновенно установить, где находится то или иное воинское подразделение, когда и куда оно направляется. И такие справки наводились связистками по нескольку сотен раз за смену. Кроме того, на стене висела огромная карта боевых действий вермахта, на которую ежедневно наносились оперативные сведения о дислокации немецких войск.

А в Москве читали сообщения от «Доры» типа: «Нумерации всех немецких пехотных частей, которые участвовали в боях в южном секторе Восточного фронта… танковые дивизии №№ 7, 11, 14, 16, 22… моторизованные дивизии… части горных стрелков «Эдельвейс»…». Впоследствии Шандор Радо скажет: «Без информации от Люци, возможно, не было бы нашей победы под Сталинградом и Курском». А о причастности Ангелики к шпионской работе Руланду стало понятно, когда он увидел, как девушка незаметно снимает копию с донесения. Между ними состоялось объяснение наедине, и Руланд решил закрыть на её действия глаза. Отчасти потому, что не разделял идеи национал-социализма, и его удовлетворило объяснение, что копия сделана по просьбе из Швейцарии (что было правдой), а отчасти из-за того, что — испытывал к Ангелике симпатию. И, как Руланд признался на страницах своей книги, он взял пример с модной тогда скульптурной миниатюры: трёх обезьянок, каждая из которых закрывает глаза, уши и рот соответственно — «Не вижу! Не слышу! Молчу!». Кстати, у Руланда, бывшего репортёра, после этого случая проснулся журналистский азарт: он решил убедиться в уязвимости системы контроля и стал беспрепятственно выносить не только копии телетайпограмм, но и целые справочники, которые впоследствии использовал при написании своей книги.

Сергей УРАНОВ






Вернуться в «Специстория»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 2 гостя