Генерал против министра

Заговоры, покушения, революции, восстания
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 300
Возраст: 36
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Генерал против министра

#1 Сообщение zagadki-istorii » 05 мар 2017, 11:52

Историки любят искать объективные причины, вызвавшие то или иное событие. Но иногда причинами являются обычные человеческие отношения. И непобедимая человеческая глупость. Похоже, что в случае с так называемым Корниловским мятежом вышло именно так.

Летом 1917 года положение на фронте стало для России катастрофическим. В июне военный министр Александр Керенский повел войска в наступление. Он верил в силу слова. Своего слова. И без устали агитировал. Не помогло. Оказалось, что наступать на голом энтузиазме невозможно. Нужна еще и дисциплина. А ее не было. Армия разваливалась. Солдаты отказывались выполнять приказы, выступать на позиции. Вместо этого они митинговали. Беспрерывно.

Развалившийся тандем


Надо сказать, в развале армии была изрядная доля вины самого военного министра Керенского. Он, как и другие социалисты, сознательно не хотел укреплять армию. Боялся, что она повернет штыки против революции. Боялся, в общем-то, правильно. Но в таком случае нужно заключать мир. А вместо мира предлагалось наступление.

Сначала выяснилось, что русская армия не может наступать. Потом - что она не может и отступать. Отступление вылилось в паническое бегство. Причем солдаты не просто бежали - по пути они грабили мирное население похуже неприятеля.

Лучше других держалась 8-я армия генерала Лавра Корнилова. Он уже тогда был личностью легендарной. В 1915 году попал в плен, в 1916-м бежал. В марте 1917-го был назначен главнокомандующим войсками Петроградского военного округа. То есть он считался генералом, сочувствующим революции. Реакционера и монархиста на такой пост не назначили бы.

Впрочем, в Петрограде Корнилов надолго не задержался. Столичным политиканам энергичный и решительный генерал пришелся не по нутру. Его отправили на фронт.

В июле, во время позорного бегства, энергия и решительность Корнилова оказались востребованными. Тут уж, как говорится, не до жиру, быть бы живу. И он становится командующим Юго-Западным фронтом, а вскоре и Верховным главнокомандующим.

На эту должность Корнилова предложил Борис Савинков, управляющий военным министерством (военным министром числился сам Керенский, тогда уже глава правительства). Бывший террорист, Савинков в 1917 году превратился в государственника. Он мечтал о сильной власти и возрождении армии. И надеялся на Корнилова. Но и на Керенского он тоже надеялся. На его популярность и демократические взгляды, без которых в то время было никуда.

В общем, Савинков поставил на тандем Керенский-Корнилов. А тандема не вышло. Корнилов завалил правительство ультиматумами. Керенский пошел на введение смертной казни на фронте. Но Корнилов требовал распространить ее и на тыловые части. Требовал усиления дисциплины в армии и наведения порядка в тылу.

Керенский прямо не отказывал, но и ничего не делал в этом направлении. Генерала раздражала нерешительность главы правительства. А Керенского раздражала настойчивость Корнилова. А еще больше - его растущая популярность.

В августе в Москве состоялось Государственное совещание. Керенский выглядел бледно. Его пафосные речи приелись, популярность падала. А Корнилова носили на руках, женщины кидали к его ногам цветы. Еще недавно ношение на руках и цветы были уделом Керенского. Он ревновал. Хотел уволить строптивого генерала. Но не мог. Корнилов стал слишком популярным. Нужен был повод. И повод нашелся.

Неуравновешенный Львов


Роль члена Государственной думы Владимира Львова в «деле Корнилова» до конца неясна. Вернее, она ясна, но трудно поверить, что человек может быть круглым идиотом. А Львов, судя по всему, именно таким и был. Его родной брат говорил, что Владимир «благодаря глубоко пережитым душевным потрясениям, связанным с революцией 1917 года, отличался крайней неуравновешенностью характера и порывистостью принимаемых решений». Другие и вовсе утверждали, что Владимир Львов был, так сказать, не в себе. Что не мешало ему с марта по июль занимать пост обер-прокурора Синода.

Львов заявился к Керенскому. Тот принял его - все-таки бывший член правительства. Львов сказал, что надо бы ввести в правительство новых людей. Поговорили и разошлись. А дальше - необъяснимое. Львов явился к Корнилову как посланник Керенского. Видимо, исключительно по собственной инициативе. Керенский его не посылал.

Львов предложил Корнилову возглавить правительство. Корнилов согласился. И предложил Керенскому приехать в Ставку.

Вообще говоря, такие дела не решаются через посланников, имеющих репутацию неуравновешенных людей. Беда в том, что напрямую Корнилов с Керенским в то время практически не общались. Отношения были безнадежно испорчены.
А до Львова к Корнилову приезжал Савинков. И изложил реальную просьбу Керенского - выдвинуть к Петрограду 3-й конный корпус. Зачем? Чтобы, если понадобится, подавить революционеров.

Корнилов понял так, что Керенский решил навести порядок. И очень этому решению обрадовался. Правда, Савинков изложил еще одну просьбу: не ставить во главе корпуса генерала Крымова и не включать в него Дикую дивизию. Но это мелочи, считал Корнилов. Это они позже обсудят. И назначил Крымова. И подключил Дикую дивизию. Ни о каком мятеже он и не думал. Он думал, что действует в полном согласии с Керенским.

Ультиматум, которого не было


А в это время в Петроград приехал Львов. И направился к Керенскому. И написал на бумажке: «Генерал Корнилов предлагает: объявить г. Петроград на военном положении. Передать всю власть, военную и гражданскую, в руки Верховного главнокомандующего».

И еще - нужна отставка всех министров и приезд Керенского в Ставку. Эта бумажка получила название «ультиматум Корнилова». Однако есть два но. Во-первых, это ультиматум Львова, а не Корнилова. Корнилов Львова не посылал и никаких поручений ему не давал. Во-вторых, это вообще не ультиматум. Даже в передаче Львова Корнилов не требует, а всего лишь предлагает.

Но Керенский, мечтавший избавиться от Корнилова, ухватился за эту бумажку. А вечером связался с Корниловым по Юзу, то есть по телеграфу.

Тут уж Керенский пошел на откровенную провокацию. Он представлялся Львовым и просил, чтобы Корнилов подтвердил свои требования. Корнилов подтвердил лишь то, что настоятельно просит Керенского приехать в Ставку.

Как видим, никаким мятежом и не пахнет. Корнилов излагает просьбы, даже не требования. Но Керенского это не заботит. Он арестовывает Львова и объявляет Корнилова мятежником. И отправляет в Ставку телеграмму, в которой требует от Корнилова сдать должность и приехать в Петроград.

Пиррова победа


Солдаты армии Корнилова сдают оружие. 1917 год. Август
А в это время в Ставке Корнилов спит сладким сном. Он уверен, что Керенский приедет к нему, и они все обсудят. И вдруг его будят и показывают телеграмму с требованием сдать должность.

Корнилов ничего не понимает. «Я полагал или что телеграф перепутал, или что в Петрограде восстание, или что большевики овладели телеграфом», - скажет он позже. Как он на самом деле полагал, мы, разумеется, не знаем. Но Корнилов действительно был растерян. И потерял много времени, прежде чем выпустить воззвание, в котором Керенский (вполне справедливо) обвинялся в провокации. Корнилов отказался сдавать должность. Только с этого момента и можно говорить о каком-то мятеже.

Впрочем, многие в Петрограде не считали действия Корнилова мятежом. Они (опять же - вполне справедливо) полагали, что произошло недоразумение. Савинков, Милюков, иностранные дипломаты - все они предлагали Керенскому стать посредниками и вступить в переговоры с Корниловым. Но Керенский уперся: Корнилов - мятежник, и никакие переговоры невозможны.

И в самом деле, зачем Керенскому переговоры? Гораздо лучше подавить несуществующий мятеж и избавиться от опасного политического конкурента в лице Корнилова.

«Мятеж» Керенский подавил. Без большого труда. В суматохе и неразберихе революционные агитаторы быстро разагитировали и казаков, и горцев из Дикой дивизии. Однако эта победа оказалась для Керенского воистину пирровой. От него отвернулись все. И правые, считавшие Керенского предателем. И левые, подозревавшие (и снова - с полным основанием), что Корнилов двинул на Петроград 3-й корпус по договоренности с Керенским. От спровоцированного Керенским мятежа выиграла только одна сила. Большевики. Которые через пару месяцев поднимут настоящий мятеж и захватят власть. Всерьез и надолго.

Глеб СТАШКОВ






Вернуться в «Заговоры и мятежи»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость