Курская кровавая аномалия

Заговоры, покушения, революции, восстания
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 386
Возраст: 38
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Курская кровавая аномалия

#1 Сообщение zagadki-istorii » 09 фев 2018, 22:40

Граждане СССР были уверены, что криминальные разборки возможны только в Америке. Именно там какие-нибудь бандиты или просто психически ненормальные вдруг начинали отстреливать граждан прямо на улице большого города. Тем не менее такие случаи все-таки время от времени происходили. Один из них имел место в Курске в конце сентября 1968 года, когда двое солдат-дезертиров устроили в районе Привокзальной площади настоящую кровавую бойню, в результате которой погибли 13 человек и еще 11 получили ранения различной степени тяжести.

Стрельба по живым мишеням


Вокзал города Курск
В восемь часов утра 27 сентября 1968 года на Привокзальной площади Курска было довольно многолюдно. Пятница, к перронам почти одновременно прибыли сразу четыре электрички. Люди, приехавшие из пригорода, спешили к общественному транспорту чтобы добраться до работы. Когда со стороны стоявшего напротив вокзала дома раздались странные хлопки, на них поначалу никто не обратил внимания. И лишь после того, как прохожие на площади стали падать, люди поняли, что кто-то в них стреляет.

К счастью, на Привокзальной площади оказалось несколько бывших фронтовиков. Им удалось предотвратить панику и направить людей в здание вокзала, где можно было укрыться от пуль.

Чуть позже на площадь выехал автозак (автомобиль для перевозки заключенных). Он стал новой мишенью для неизвестных стрелков. Пули пробили обшивку машины, в результате один из находившихся внутри заключенных погиб. Водитель, поняв, что по автозаку стреляют, решил, что это бандиты хотят освободить сообщников, и поспешил уехать с места происшествия.

Очевидцы начали звонить в милицию. Они определили, что стрельба идет из квартиры на четвертом этаже.

К тому времени к дежурному уже поступили несколько вызовов по поводу стрельбы в городе. Но такие события казались настолько неправдоподобными, что он посчитал, что люди приняли за выстрелы грохот чьего-то мотоцикла. Тем не менее через какое-то время к дверям подозрительной квартиры была направлена группа милиционеров. Ни СОБРа, ни ОМОНа в то время еще не было, в подъезд пришли обычные оперативники. Когда по ним начали стрелять через закрытую дверь, стало понятно, что происшествие носит чрезвычайный характер.

Позже оказалось, что накануне, 26 сентября, из части внутренних войск Министерства охраны общественного порядка СССР (так до 25 ноября 1968 года называлось МВД), расположенной в Курске, сбежали двое военнослужащих - рядовой Виктор Коршунов и ефрейтор Юрий Суровцев.

Все началось с письма


Рядовой Коршунов уже готовился к дембелю - он отслужил почти два года (в 1967 году приняли новый закон СССР «О всеобщей воинской обязанности», ограничивший срочную службу в сухопутных частях именно этим сроком). Он был лучшим стрелком части, имел нагрудный знак «Отличник Советской армии». Однако в биографии Коршунова имелись темные пятна. Его отец во время войны служил у немцев полицаем и впоследствии был осужден. Сам Виктор попал в войска после исключения из института. В его характеристике говорилось: «До службы в армии вел образ жизни, недостойный советского студента, был исключен из института. Скрытный, жестокий. В общении с коллективом проявляет невыдержанность. отчужденность. Неоднократно высказывал мысли о самоубийстве».

В середине сентября 1968 года Виктор Коршунов получил письмо от своей девушки. Она сообщала, что выходит замуж за другого и дата свадьбы уже назначена. Коршунов очень переживал и принял решение уйти из жизни. Но не просто так, а отомстив окружающему миру и прихватив с собой на тот свет как можно больше других людей. Для реализации задуманного ему требовался помощник. Коршунов нашел такого в лице ефрейтора Юрия Суровцева. Тот прослужил всего год и, по неписаным армейским законам, несмотря на более высокое воинское звание, полностью подчинялся деду.

Суровцев был писарем в штабе и имел явные проблемы с психикой. В его характеристике было указано: «Обладает повышенной возбудимостью и впечатлительностью, часто плачет. Склонен к фантазированию. Проходил лечение в Курской областной психиатрической больнице с признаками психического инфантилизма».

Воистину права народная мудрость: врач, для которого все пациенты абсолютно здоровы, работает только в военкомате! Оба будущих преступника по психическим характеристикам вообще не должны были иметь дела с боевым оружием и служить только во вспомогательных частях. Но тонкости психологии личного состава никогда не волновали армейское начальство.

Горком не подошел


Солдаты решили бежать из части, погулять напоследок и потом уйти из жизни, заодно убив как можно больше народу.

Несколько дней они выжидали удобного момента - когда Коршунов будет дежурным по роте и получит доступ к оружию. Это случилось в ночь на 26 сентября. Коршунов на правах старшего отправил дневального спать, а сам достал из оружейной комнаты два автомата Калашникова, два пистолета и ящик патронов. Все это они с Суровцевым уложили в чемоданы. Поскольку автоматы туда не помещались, их приклады пришлось спилить. Затем приятели покинули часть и на попутной машине поехали в центр города. Военнослужащие с чемоданами не вызвали у водителя подозрений.

Сначала Коршунов предполагал, что они нападут на какое-нибудь серьезное учреждение. Для этого хорошо подходил горком партии. Но от такой идеи пришлось отказаться. Захватить вдвоем большое здание не представлялось возможным, к тому же в нем с обратной стороны находился опорный пункт милиции.

В итоге Коршунов и Суровцев решили захватить квартиру, где жила их знакомая, 38-летняя Тамара Сатарова, и направились туда.

Дезертиры позвонили в квартиру и на вопрос «Кто там?» сказали, что пришли к Тамаре. Дверь открыла ее 66-летняя мать Евдокия Ганюкова, которую сразу убили автоматной очередью. Солдаты вошли в помещение и в ближней комнате застрелили спящих Валентину Дудареву, младшую дочь хозяйки, ее мужа Анатолия, их двухлетнюю дочку Ирину и гостившего у Ганюковой племянника из Рыльска. Старшая дочь Евдокии Ганюковой, Тамара Сатарова, выбежала в коридор. Коршунов отшвырнул ее назад в комнату к детям - девятилетней Элле и семилетней Гюльчаре.

Хотя солдаты использовали в качестве глушителей подушки, соседи услышали стрельбу. Именно тогда начались звонки в милицию, на которые стражи порядка не обратили внимания.

Под контролем Брежнева


Коршунову и Суровцеву было ясно, что пути назад нет - за убийство пяти человек их ждала смертная казнь. Оставалось лишь скрасить свои последние часы. Утром они отправили Тамару за водкой, пообещав, что за это отпустят ее и детей.

Но, когда Сатарова пришла, дети были уже мергвы. Старшую девочку Коршунов застрелил, а младшей пробил голову утюгом. Тамару связали и заперли в ванной, после чего дезертиры принялись пьянствовать.

Их гулянка продолжалась весь день 26 сентября. Когда водка закончилась, Суровцев сходил в магазин и купил еще.

Утром 27 сентября Коршунов занял позицию у окна. Началась стрельба по прохожим, в которой принял участие и Суровцев. И в действие наконец-то вступили силы правопорядка.

В соседней квартире устроили штаб операции. О ее серьезности говорит хотя бы тот факт, что она проходила под личным контролем самого Леонида Брежнева - тогдашнего руководителя СССР, которому все подробности докладывались по телефону.

С солдатами вели переговоры. Коршунов кричал, что хочет умереть, но у него восемь заложников. О том, что из них в живых осталась только Тамара Сатарова, правоохранители не знали и потому не предпринимали штурма квартиры

Вызвали командира части, где служили Коршунов и Суровцев. Именно ему удалось разрешить ситуацию. Хорошо зная своего писаря, командир решил надавить на Суровцева и потребовал от него, чтобы тот как старший по званию приказал Коршунову сдаться. Но рядовой сдаваться отказался. Командир части отдал приказ Суровцеву расстрелять Коршунова. В результате в 10 часов 16 минут ефрейтор Суровцев очередью из автомата убил рядового Коршунова, после чего сдался сам.

Чтобы не провоцировать собравшуюся толпу на самосуд, уцелевшего дезертира переодели в милицейскую форму и вывели из дома под видом раненого стража порядка. В тот же день эту форму сожгли, как одежду прокаженного.

Без политики


Дело Юрия Суровцева рассматривалось на выездной сессии Военного трибунала Московского военного округа, которая, во избежание возможных эксцессов, проходила не в Курске, а в Орле. Было установлено, что Суровцев и Коршунов убили 13 (семерых в квартире, пятерых на площади и одного в автозаке) и ранили 11 человек. 2 ноября 1968 года Юрий Суровцев был приговорен к высшей мере наказания.

Несмотря на предпринятые меры секретности, о расстреле мирных жителей в Курске стало известно и в нашей стране, и за рубежом. А поскольку дело происходило в 1968 году (сразу после ввода советских войск в Чехословакию), то западные радиостанции тут же связали оба события, утверждая, что солдаты совершили карательную акцию в знак протеста против внешней политики СССР.

Однако все, кто был знаком с этой историей, понимали, что политика здесь ни при чем. Во всем были виноваты те, кто допустил людей с психическими отклонениями к оружию. А поводом для трагедии стало письмо девушки, которая не дождалась своего парня из армии.

Светлана СМИРНОВА






Вернуться в «Заговоры и мятежи»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость