Пули для Ильича

Заговоры, покушения, революции, восстания
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 342
Возраст: 37
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Пули для Ильича

#1 Сообщение zagadki-istorii » 22 окт 2017, 09:56

Покушения на лидеров советского государства не были событиями из ряда вон выходящими. Началось всё с Ленина, в которого стреляла Фанни Каплан, закончилось Горбачёвым — в него пытался попасть из обреза, правда, неудачно, Александр Шмонов. Но самый известный советский террорист, покушавшийся на главу СССР, — Виктор Ильин. Его жертвой должен был стать Леонид Ильич Брежнев. Правда, в итоге от пуль, выпущенных из оружия Ильина, погиб водитель и пострадали легендарные космонавты.

Обида на всю жизнь


Ильин Виктор Иванович - человек, попытавшийся совершить покушение на Л.И. Брежнева
Будущий террорист родился в 1947 году в Ленинграде в семье хронических алкоголиков. Мать отказалась от него сразу после рождения, но Вите относительно повезло: очень быстро его усыновила вполне приличная семейная пара. От Вити долго скрывали, что он — приёмный ребёнок. Узнал он об этом, будучи взрослым, незадолго до того, как решил убить Брежнева.

А пока он рос обычным советским ребёнком. Смуглый паренёк, похожий на цыганёнка, получил от приятелей кличку Копчёный. Учился неплохо, как и положено, вступил в пионеры. Вскоре галстук у него отобрали — за чужой проступок. Витя же был слишком правильным, чтобы выдать товарища, который плюнул в учительницу из трубочки жеваной бумагой. Через несколько дней пионерский галстук ему вернули, но обида на «несправедливость системы» осталась у Виктора на всю жизнь. Наверное, именно после этого случая в его душу упали семена диссидентства.

Приёмный отец мальчика был геологом. Умер он довольно рано, но успел привить мальчику мечту о путешествиях, жажду романтики. После восьмого класса Виктор поступил в топографический техникум. Благодаря профессии он изъездил весь север Союза. Встречал множество людей, в том числе репрессированных, которые резко отзывались о советском строе. И всё больше сам разочаровывался в нём.

Вернувшись из очередной командировки, он даже сел писать собственную конституцию государства. Конечно, никому её не показывал: несмотря на то, что Сталин уже давно лежал в могиле, и при Брежневе за такое запросто упекли бы за решётку. Ведь Виктор высказывал крамольные мысли — о многопартийной системе, необходимости частной собственности и развитии бизнеса. В общем, обо всём том, что должно было быть ненавистно советскому человеку.

Удары судьбы


Возможно, если бы Виктор не имел доступа к боевому оружию и относительной свободы передвижения, так и остался бы он «кухонным диссидентом», который высказывал свои мысли о переустройстве страны друзьям. Но в топографическом техникуме была военная кафедра, поэтому в марте 1968 года Ильин надел погоны младшего лейтенанта. Службу проходил в геодезическом отряде, базирующемся в Ломоносове, при этом жил вместе с матерью в Ленинграде.

Боевое оружие, которое ему выдавали во время дежурства, будоражило младшего лейтенанта. Он воображал себя последователем революционеров-бомбистов и представлял, как убьёт генсека. А дальше — и вовсе фантастические планы: на суде ему, Виктору Ильину, предоставят последнее слово, на котором он донесёт свои мысли до широких масс. В стране начнётся всенародный референдум — и да здравствует парламентская республика!

До поры до времени мечты оставались мечтами. Но в январе 1969 года судьба начала бить Виктора. Сначала его бросила невеста. Затем он случайно узнал, что является приёмным ребёнком в семье. Это стало для молодого человека страшным ударом. И наконец, у него начались неприятности на службе. Дело в том, что к «пиджакам» (офицерам, пришедшим в армию после военной кафедры) начальство относилось не слишком благосклонно и поручало им самую тяжёлую работу. Сказывалось и отсутствие друзей среди однополчан. Дело в том, что Виктор время от времени высказывал им свои крамольные мысли. Донос на него никто не написал, но старались и не сходиться с этим «чудиком». Кстати, позже двое сослуживцев Виктора были осуждены за недоносительство. А непосредственного командира уволили из вооружённых сил за потерю бдительности.

В общем, тяжело переживая несправедливость судьбы, Ильин сел прорабатывать детали убийства Брежнева. И вот план готов!

Выстрелы в кортеж


В ночь на 21 января, заступив помощником дежурного по части, Ильин дождался, пока его начальник отошёл в столовую. Сказав дневальному, что проверит вещевой склад, выиграв таким образом время, младший лейтенант быстрым шагом направился на КПП части. В карманах его шинели лежали два пистолета Макарова и четыре обоймы к ним. На электричке Ильин доехал до Ленинграда, добрался до аэропорта Пулково и вылетел в Москву, благополучно пронеся на борт оружие (в те годы меры безопасности в аэропортах не были столь серьёзными, как в наши дни). Дежурный по части уже нервничал, но все ещё не сообщал по инстанциям об исчезновении помощника. Ведь это ЧП могло стоить ему погон…

А Ильин, оказавшись в столице, отправился к своему дяде, работавшему в милиции. Сказал, что приехал в гости посмотреть город. Наутро дядя, оставив ему ключи, отправился на работу. А Ильин взял из шкафа милицейскую форму, переоделся и отправился на Красную площадь. Туда, как он знал, вскоре должен прибыть Брежнев — все советские СМИ сообщали, что в Кремле будет приём в честь героев-космонавтов.

Благодаря некоторой неразберихе, царившей в ожидании высоких гостей, и милицейской форме Ильин попал на территорию Кремля и встал в оцепление у Оружейной палаты. И вот в Боровицкие ворота въехал кортеж. Готовясь к покушению, заговорщик неоднократно смотрел новости и знал, что Брежнев практически всегда сидит во втором лимузине. Так что, пропустив первый автомобиль, Ильин сделал шаг вперёд, достал пистолеты, до того спрятанные в рукавах шинели, и открыл огонь сразу из двух стволов.

Ошибка вышла!


Однако в лимузине Брежнева не оказалось. Он в тот день прибыл в Кремль отдельно, через Спасские ворота. До сих пор идут споры: случайность это, или о покушении Ильина было известно, и спецслужбы, не решившись подставить генсека под пули, но преследуя свои тайные чекистские интересы, все же дали террористу осуществить злодейский замысел? Как бы то ни было, в попавшем под огонь правительственном лимузине находились советские космонавты — Георгий Береговой, Алексей Леонов, Андриян Николаев и Валентина Терешкова. Илья Жарков, управлявший автомобилем, стал единственной жертвой стрелка в милицейской форме. Сутки спустя он умер в больнице. Пригнувшиеся космонавты почти не пострадали: Береговому осколками стекла слегка посекло лицо, Николаеву пуля по касательной задела спину.

Тем временем после секундной растерянности один из мотоциклистов кортежа сбил Ильина на землю, а подскочившие милиционеры заломили ему руки. Террорист уже не сопротивлялся. Выпустив 11 пуль, он обмяк и, по собственному признанию, прощался с жизнью. Но его — гуманно, без избиений — доставили в Лефортовский изолятор.

Страсть к одиночеству


Арестант Ильин обвинялся по пяти статьям Уголовного кодекса РСФСР. В том числе по тяжким — «попытка терроризма», «дезертирство» и «убийство», не говоря уже о «клеветнических измышлениях, порочащих советский строй». Никакой трибуны для последнего слова ему, само собой, предоставлять не собирались, а широким массам объявили, что некий провокатор покушался именно на космонавтов. В отличие от Брежнева, космонавтов в стране любили, поэтому сочувствия к стрелку никто не испытывал. И светил младшему лейтенанту расстрел, но в высоких кабинетах решили — не может быть в СССР террористов. Только безумцы готовы пойти на такой шаг. Поэтому Ильина признали невменяемым.

Террориста поместили в казанскую психбольницу. Ильин вспоминал, что относились к нему там весьма неплохо. Держали, правда, в одиночном боксе, не давая общаться с другими душевнобольными. Как позже признавался террорист №1, выдержать это ему помогла привычка к одиночеству. В неволе он стал писать стихи.

В 1988-м Ильина перевели в психиатрическую лечебницу в Ленинград. А два года спустя и вовсе освободили. Наверное, если бы Ильин стал строить из себя диссидента и непримиримого борца с коммунистическим режимом (в те годы это было модно), он мог бы сделать и политическую карьеру. Однако Виктор предпочёл тихую спокойную жизнь. Благо государство выделило ему однокомнатную квартиру и назначило пенсию по инвалидности.

По словам соседей, Ильин ведёт тихую, замкнутую жизнь. В том, что покушался на жизнь генсека, бывший младший лейтенант не раскаивается. Но очень жалеет о том, что безвинно погубил шофёра Жаркова. Минул не один десяток лет, позади тюрьма, психиатрическая лечебница, а он всё равно ощущает себя убийцей.

Андрей ЛЕШУКОНСКИЙ






Вернуться в «Заговоры и мятежи»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость