Уроки Азовского моря

Об авариях, катастрофах и природных катаклизмах
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 342
Возраст: 37
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Уроки Азовского моря

#1 Сообщение zagadki-istorii » 21 ноя 2017, 20:37

Как только это море не называли! И море-блюдце, и мелководный залив Черного моря... Тем не менее порой маленькое Азовское море проявляет буйный нрав и собирает многочисленные жертвы.

Морские «сюрпризы»


Вечером 21 июля 1983 года в Керченский пролив вошла парусно-моторная яхта «Юрий Гагарин», совершавшая переход Одесса - Астрахань по Черному и Азовскому морям, Дону и Волге. Боцманом на ней был Светослав Пелишенко, в будущем прославившийся как капитан команды КВН Одесского госуниверситета. За время плавания по черноморскому отрезку экипаж «Юрия Гагарина» уже успел серьезно «оморячиться» и самонадеянно считал, что дальше никаких затруднений возникнуть не должно. И ошибся. Как мудро заметил потом капитан яхты Анатолий Кириченко: «Теперь я понял: любое море нужно звать на "вы"!»

И в самом деле мелководное Азовское море встретило гостей из Одессы жестоким штормом. И не только их одних. На следующий день, 22 июля, у Бердянской косы собралось множество попавших под удар стихии яхт. Хватало здесь и порванных парусов, и поломанных румпелей. Обошлось, впрочем, без более серьезных последствий. Данный эпизод послужил мореходам серьезным уроком.

Общая судьба


«Любое море нужно звать на "вы"!». Азовское море.
Действительно, невзирая на небольшие размеры, Азовское море порой проявляет весьма суровый нрав. В этом сполна могли убедиться русские военные моряки эпохи парусного флота. Гибли здесь корабли и от штормов, и от посадки на мель, и от подвижек ледяных полей. И это не считая пожаров или огня противника во время войн!

Самая, пожалуй, необычная история у местного побережья случилась в XVIII веке с двумя кораблями «Таганрог» и «Корон». Именно они 23 июня 1773 года под общим командованием голландского капитана на русской службе Яна Хендрика ван Кинсбергена одержали первую в истории российского флота победу на Черном море, вынудив отступить неподалеку от Балаклавы превосходящую турецкую эскадру из четырех вымпелов. Как видно, эта виктория связала оба корабля какими-то невидимыми нитями. И тот, и другой, практически в одно и то же время и примерно в одних местах становились жертвами катастроф вплоть до последней - роковой.

В декабре 1781 года оба корабля были вынесены льдом из Таганрогской гавани на косу, где получили пробоины и затонули. Команда «Корона» сумела благополучно перейти по льду на берег, а вот на «Таганроге» без жертв обойтись не удалось. Из 123 человек экипажа 39 утонули, 28 получили обморожения. В следующем году оба корабля были подняты, отремонтированы и вновь введены в строй. Но ненадолго.

5 ноября 1782 года «Корон» вышел из Керчи в Таганрог. А уже 23 ноября был затерт льдами у Миусской косы, получил повреждения и начал наполняться водой. Экипаж принял решение оставить гибнущий корабль. Двое суток обессилевшие моряки пробирались по льду к берегу. Из 123 человек 29 пропали без вести, 19 обморозились. Похожая история случилась и с «Таганрогом». В тот же самый день, что и несчастный собрат, 5 ноября 1782 года, он вышел в Таганрог, только не из Керчи, а из Еникале. Дальше события развивались практически как под копирку. 25 ноября «Таганрог» был также затерт льдами у Белосарайской косы, получил пробоину и затонул. Вот только его экипажу пришлось пережить гораздо больше лишений. Переход уцелевших по скованной льдом поверхности моря закончился лишь 2 декабря. Из списочного состава в 100 человек погибли тридцать два. Сходство в судьбах обоих кораблей и впрямь просто удивительное.

Попали в жестокий шторм


Что же касается жертв от штормов, то только во второй половине XVIII века от разгула стихии в Азовском море погибли бомбардирский корабль «Первый» и транспорты «Рак» и «Тарантул». Наиболее же драматическое кораблекрушение приключилось с транспортом «Яссы» под командованием лейтенанта Н.М. Гурьева. 24 мая 1785 года во время перехода с грузом из Еникале в Таганрог он попал в жестокий шторм. Обшивка корпуса повредилась, открылась сильная течь. Невзирая на предпринятые меры (использованный в качестве «пластыря» на месте пробоины запасной парус), уровень воды в трюме поднялся до четырех футов. Скорость судна резко упала, а до берега было далеко. Вскоре транспорт лег практически на бок. Около полуночи часть экипажа пересела в баркас и погребла к берегу за помощью. Оставшиеся на борту 10 человек дрейфовали на полузатопленном судне еще трое суток, пока не были спасены вышедшими из Таганрога кораблями. Число жертв этой аварии составило семь человек. Вот вам и море-блюдце!

Жертвы Великой Отечественной войны


Впрочем, самые серьезные потери, как в кораблях, так и в людях, на Азовском море случились в годы Великой Отечественной войны. Особенно при проведении Керченско-Феодосийской десантной операции 1941-1942 годов. Коснемся лишь той части десантирования, которая имеет непосредственное отношение к боевым действиям на Азовском море.

Согласно плану операции, базировавшаяся в Темрюке Азовская военная флотилия формировала из различных плавсредств пять отрядов для переброски наших войск на занятое немцами побережье Керченского полуострова. В составе третьего отряда должны были идти землесос «Ворошилов», катер-тральщик «Ураган», самоходная шаланда «Танаис» и два сейнера. Эти суда приняли на борт 1070 военнослужащих. Пунктом высадки назначили район мыса Тархан.

Однако к рассвету 26 декабря 1941 года к условленному месту смог прибыть только «Ворошилов». Чуть позже подоспел и тральщик «Ураган». Остальные суда запаздывали. Поэтому обладавший большой осадкой «Ворошилов» не смог подойти близко к берегу и был вынужден самостоятельно производить высадку людей с помощью всего двух имевшихся шлюпок. Естественно, дело продвигалось медленно. К полудню на берег удалось переправить только 18 десантников, а в 12:45 землесос подвергся налету вражеской авиации и в результате прямого попадания двух бомб затонул. Погибли 450 человек. Подошедшим позднее кораблям удалось поднять из воды лишь 200 уцелевших.

И во время проведения десантной операции Азовское море вновь показало свой характер. В последних числах декабря 1941-го подул устойчивый западный ветер силой 5-6 баллов. Волнение на море не позволило многим участвовавшим в операции судам спустить на воду выделенные для десантирования плавсредства. Те же шлюпки, которые умудрялись подойти близко к берегу, часто разбивало волнами о скалы.

Гибель «Связиста»


Отгремели военные залпы. Но стихия продолжала оставаться стихией. В этом можно убедиться, прочитав воспоминания ветерана Таганрогского яхт-клуба Николая Сахарного. 10 июня 1957 года Сахарный принял участие в традиционной ночной гонке на приз газеты «Таганрогская правда» на борту яхты класса Л-4 «Связист».

Гонка началась в 19:00 при ветре приблизительно в два балла. Почти до заката «Связист» шел в лидирующей группе. Паруса не убирали. Однако затем ветер начал ощутимо свежеть, а внутри корпуса яхты появилась вода. Она прибывала на глазах и вскоре поднялась до уровня пайол в рубке. Поначалу экипаж еще пытался продолжить участие в соревнованиях. Но вскоре стало ясно, что стоит подумать не о победе, а о спасении судна. Промедление, увы, оказалось роковым. Волны перехлестнули через бак «Связиста», и он стремительно пошел ко дну. К счастью, глубина в месте потопления оказалась не очень большой. Мачта яхты продолжала возвышаться над поверхностью моря. Держась за нее, в воде до рассвета находились все четверо членов экипажа, пока не были подобраны проходившей мимо яхтой «Верный». «Связиста» тоже вскоре подняли со дна. Официальное расследование не проводилось, но, по мнению старожилов яхт-клуба, причиной гибели судна стало крепление подводной части набора корпуса болтами из обыкновенного металла. Болты, очевидно, сгнили, связь досок набора ослабла, появилась течь. Она усилилась вследствие хода под всеми парусами в свежую погоду.

Только на «вы»


Второе ЧП имело место уже в начале XXI века. Во второй половине дня 13 июля 2007 года от причала Таганрогского яхт-клуба отчалил швертбот «Олимп» с капитаном и пятью пассажирами на борту. Намечалась самая обычная морская прогулка с ночевкой. Море было спокойным. И вдруг около 18:30 на яхту налетел внезапный шквал. Паруса резко надулись, бак зарылся в волны, внутрь через люк и открытый иллюминатор, хлынула вода. Напор ее был столь силен, что «Олимп» затонул буквально в течение нескольких секунд. Как и в случае со «Связистом», мачта швертбота осталась на поверхности. Но она была тонкой и давала возможность лишь плавать вокруг, держась за снасти. Благодаря спасательным жилетам никто не утонул. Однако спустя несколько часов поплавки четырех из них пропитались водой и стали непригодны для поддержания людей на плаву.

Так прошла ночь. Утром следующего дня в обозримом пространстве не было видно никаких других судов. В 10 часов капитан яхты отважился плыть за помощью. Остальные продолжали барахтаться в воде, держась за снасти «Олимпа» до тех пор, пока усилившееся волнение не оторвало одного из них и не отнесло в сторону. Обратно вернуться человек уже не смог. Тогда оставшаяся четверка устремилась ему на помощь, отдавшись на волю волн. Лишь благодаря надежному спасательному кругу несчастные смогли продержаться на плаву до шести вечера, когда их, наконец, заметили с яхты «Воля», принадлежавшей все тому же Николаю Сахарному. А если бы не увидели и прошли мимо? Ведь головы плывущих людей, да еще и посреди беспокойного моря, действительно плохо различимы. И как тут не вспомнить капитана «Юрия Гагарина» Кириченко с его пророческими словами. И впрямь, к любому морю нужно относиться на «вы». Даже к такому мелкому и ласковому, как Азовское.

Андрей ВОРФОЛОМЕЕВ






Вернуться в «Аварии и катаклизмы»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость