Бургундия против Франции

Политика и военные действия неразрывно связааны
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 403
Возраст: 38
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Бургундия против Франции

#1 Сообщение zagadki-istorii » 27 ноя 2018, 12:25

Бургундские войны считаются поворотным пунктом в истории Западной Европы. После их завершения сложилась система военных союзов на последующие 400 лет. А кроме того, незыблемость феодальных прав уступила место интересам национальных государств.

В середине XV века Франция победоносно завершила Столетнюю войну, выдворив англичан с континента (за британцами остался лишь город Кале). Но это не означало, что на ее земли пришло благоденствие. Крупные феодалы, ненадолго сплотившись перед угрозой внешнего вторжения, снова взялись за старое.

Блудный сын


Любая попытка централизации власти во Франции встречалась в штыки. Королевские указы порой просто не замечали. Аристократы цеплялись за старинные вольности и местные законы, не стесняясь при первом же удобном случае браться за оружие. В ходе междоусобиц набегам подвергались даже земли королевского домена.

Самым большим огорчением для Карла VII, прозванного Победителем, стал тот факт, что во главе большинства заговоров против него стоял его сын - Людовик. Еще до окончательной победы над Англией, в 1440 году, дофин возглавил восстание дворян. Бунт был подавлен, его участников простили. Пострадал лишь один Людовик.

Отец отослал его из Парижа в Дофинэ, отстранил от участия в делах государства, а все приближенные наследника ощутили на себе монарший гнев. В 1444 году умерла жена Людовика. Он пожелал вступить в новый брак с дочерью герцога Савойского, но король воспротивился. Тогда Людовик бежал в Брюссель, ко двору герцога Бургундии Филиппа Доброго. Тот был в хороших отношениях с Карлом (оба принадлежали к дому Валуа), но не пожелал вернуть блудного сына отцу. Людовик женился на своей избраннице и зажил припеваючи.

А тем временем Карл VII терял рассудок. После рождения второго сына он стал строить планы, как бы избавиться от нелюбимого наследника. Стареющий король страдал манией преследования и всюду твердил, что его отравят по приказу беглого принца. В конце концов он перестал принимать пищу.

Отношения Филиппа Доброго с его сыном Карлом резко контрастировали с привычной Людовику атмосферой недоверия парижского двора. Филипп отдал в руки своего наследника почти все государственные дела, часто говорил о распоряжениях на случай смерти, при каждом удобном поводе заставлял придворных клясться в верности будущему герцогу.

Бедный родственник


Людовик страшно завидовал Карлу, с которым близко сошелся в Брюсселе. И тому, что у того складывались великолепные отношения с отцом, и тому, что тот был видным, мужественным молодым человеком. Карл предпочитал дворцу охоту, рыцарские турниры и военные походы.

Филипп, обожавший пиры и роскошь дворцовых покоев, своим сыном безумно гордился. Бургундские дворяне обожали будущего герцога. А вот к Людовику свысока относился не только Карл, но и его свита. И это при том, что бургундские герцоги де юре были вассалами французских королей.

Правда, их владения были разбросаны между Германией и Францией, как заплаты на старом одеяле. Во Фландрии надо было договариваться с богатыми и воинственными городами. А за Брабант и Аррас - приносить вассальную присягу королям Франции. От собственно Бургундии эти земли отделяли Эльзас и Лотарингия. Впрочем, владения французских королей были едва ли больше и точно так же были раскиданы по всей стране.

Характер Людовика основательно испортился. Он долгое время жил у своих вассалов на положении бедного родственника. Вынужден был притворяться и перед Филиппом, участвуя через силу в его застольях, а также перед своим сверстником Карлом, делая вид, что его интересуют рыцарские традиции.

К тому же Людовик понимал, что, даже став французским королем, все равно будет беднее бургундского герцога, а уж доблестью с Карлом не сравнится и подавно. Еще унизительнее было видеть французских аристократов, во множестве прибывавших за советом и защитой не в Париж, а в Брюссель. Именно тогда Людовик возненавидел феодальную вольницу.

Правда, пока он все еще нуждался в своих покровителях. В июле 1461 года умер Карл VII, так и не успевший ничего предпринять для передачи трона младшему сыну. Тем не менее во Франции Людовика не любили. Вплоть до того, что попытка въехать в Париж могла закончиться открытым бунтом. На помощь снова пришел Филипп.

Он лично возвел Людовика в рыцарское достоинство и во главе своей гвардии сопроводил в Реймс, где по традиции короновались французские монархи. Затем они вместе въехали в Париж. Людовика особенно оскорбило, что народ тепло принимал бургундца и очень холодно его.

Сила против хитрости


Став королем, Людовик XI поставил себе цель - объединить все французские земли в одно государство. Однако действовать силой, как его отец, у него не получалось. Он предпочитал хитрость. Его любимым приемом было поссорить противников между собой, а затем выступить в роли арбитра. Шли в ход и подкуп, и угрозы, и простой обман.

Скоро король присоединил к своему домену целый ряд владений, в том числе богатую Пикардию, отобранную у младшего брата. В конце концов, Людовик настроил против себя и крупных, и мелких сеньоров.

В 1465 году представители всех крупнейших феодалов собрались в Париже и создали Лигу общественного благоденствия, призванную защитить дворянство от королевского произвола. Началась гражданская война.

Во главе лиги стояли брат короля Карл, герцоги Бретонский, Бурбонский, Алансонский, Лотарингский, Немурский. Примкнули к ним несколько сеньоров с юга (д'Альбре, Фуа, д'Арманьяк), представители семей, прославившихся в войне с Англией, - Дюнуа, Дре, Сен-Поль, Даммартен, два маршала Франции и два германских владетеля (герцог Клевский и курфюрст Пфальца).

Последнее обстоятельство делало положение Людовика вдвойне опасным: у германского императора появлялся повод вмешаться в войну. Военным вождем лиги в качестве графа Шароле стал Карл Бургундский, прозванный Смелым. Его отец Филипп не выступил против французского короля, но не помешал взяться за оружие сыну. И здесь Людовик был унижен: Филипп, мол, уже не считает Бургундию частью Франции.

На самом деле ему было все равно - весной 1465 года старый герцог передал всю власть сыну. А вот Карл как раз мечтал повысить свой статус до королевского и округлить владения, завоевав Эльзас, Лотарингию и Шампань. В конечном счете Карл Смелый видел себя суверенным монархом с владениями от Северного моря до Альп и от Соммы до Мозеля.

В июле 1465 года у Монтфлери 15-тысячная королевская армия была разбита лигистами. Людовик бежал в Париж. Тем временем мятежники стянули войска и готовились начать осаду столицы.

Хитрость против силы


В октябре в Конфлане состоялись переговоры. Людовик пошел на огромные уступки. Карлу Смелому он вернул земли по Сомме, незадолго до того выкупленные за полмиллиона золотых у его отца. Брат короля получил Нормандию, французский король отказался от претензий на сюзеренитет над Алансоном, Бретанью и рядом других владений.

Единственное, что он наотрез отказался сделать, - признать Бургундию королевством. Людовик мастерски опутал Карла Смелого аргументами и доводами: еще жив герцог Филипп, который никого ни о чем не просил, французский король вообще не вправе принимать такие решения, потому что в состав бургундских владений входят не только французские земли, и так далее.

Владения короля оказались со всех сторон стиснутыми землями его врагов. Но пока феодалы наслаждались унижением Людовика, тот начал контригру. Часть мятежников невозможно было вознаградить новыми владениями. Зато Людовик мог предложить им придворные должности, громкие титулы, деньги. Лигистов покинули Сен-Поль, Дюннуа, маршал Монморанси. Других король склонил на свою сторону обманом, лестью или обещаниями.

Лига ослабела, что позволило Людовику выгнать брата из Нормандии и отказаться еще от ряда обещаний. Карл Смелый стал грозить ему войной, однако его отвлекло восстание горожан Льежа. Бургундцы подавили его, но в ходе следствия выяснили, что за бунтом стоял Людовик. В 1467 году скончался Филипп, и герцогом стал Карл Смелый. В Париже поняли, что это означает немедленную большую войну.

Людовик сориентировался мгновенно. Явился на переговоры к Карлу на его территорию - в Перонну, взяв с собой свиту всего из 100 дворян. Такое доверие тронуло Карла, тем более что гость выразил готовность отказаться от купленных прав на Пикардию и Фландрию, а Шампань отдать младшему брату. В это время Льеж снова восстал.

Карл практически арестовал короля, потребовал немедленного подписания договора (что и было исполнено) и заставил его следовать под стены Льежа. Восстание было жестоко подавлено, а Людовика вынудили присутствовать при казни своих союзников и агентов. Но Людовик не собирался выполнять обещаний. Едва вернувшись из почетного плена, он созвал совет сословий, который вызвал Карла на суд парижского парламента.

Охота на герцога


Король Людовик XI убрал своего главного соперника чужими руками
Скоро против Людовика воевала не только Бургундия, но и вся западная Франция. Сначала Карлу сопутствовал успех, но все его планы расстроила внезапная смерть брата короля (говорили, что его отравили по приказу Людовика). Коалиция стала распадаться, так как полной победы Карла Смелого французские аристократы не желали. Бургундцы вторглись во Францию, но потерпели неудачу при осаде Бове.

Это разозлило Карла, и он совершил ошибку, разорив всю Францию до Руана. Теперь дворянство королевства снова готово было встать на сторону своего монарха против внешнего захватчика, коим стал бургундский герцог. С Людовиком пришлось заключить перемирие.

Не добившись победы на западе, Карл стал искать удачи на востоке. Он вступил в переговоры с германским императором Фридрихом, а заодно взял в плен Эльзас и Лотарингию у Сигизмунда Габсбурга (герцога Австрии). Взамен он обещал тому помощь в борьбе против Швейцарского союза.

Но тут Карл Смелый совершил еще одну ошибку: не стал атаковать Швейцарию, как обещал, а решил немного выровнять свои границы на Рейне. Во-первых, он тем самым разочаровал Сигизмунда, который стал благосклоннее выслушивать послов Людовика. Во-вторых, насторожил своими завоеваниями Фридриха. И германский император тоже пошел на сближение с Францией.

Людовик в это время разделался с последними союзниками Карла внутри страны - д'Арманьяки, Фуэ и другие южные сеньоры были изгнаны, Пуату и Гиень стали частью королевства. Король договорился о «вечном мире» с Габсбургами и Фридрихом, заключил тайный союз со швейцарцами, а на словах поддерживал бургундского герцога.

В 1473 году Карл попытался добиться своего на переговорах с германским императором в Трире. Однако конференция не задалась. С династическим браком Фридрих тянул, королевского достоинства Карлу он так и не пообещал. А в довершение всего покинул Трир тайно, даже не попрощавшись с герцогом.

В отместку Карл попытался атаковать германскую крепость Нейсс. Сигизмунд предложил выкупить у Бургундии Страсбург, Базель и Мюльхаузен обратно, но получил отказ. Вместо этого Карл ввел в Эльзас карательную армию и захватил столицу Лотарингии Нанси.

В начале 1475 года Бургундия оказалась в тяжелейшей ситуации, практически одна против всех. Австрия и Швейцария заключили военный союз, тайно подпитанный французским золотом. Осада Нейсса провалилась, император Фридрих стал откровенно враждебен.

Людовик помог герцогу Лотарингскому вооружить большую армию. На всякий случай он даже помирился с Англией, чтобы совсем изолировать бургундцев. При этом Людовик собирался воевать чужими руками, а Карл даже не понял, что ему расставили ловушку.

Кавалерия отступает


Основой армии Карла Смелого была рыцарская кавалерия. Ее структура выгодно отличалась от армии времен Столетней войны. В ней были представители высшей знати, рыцари-баннереты, воевавшие с собственными отрядами под своими знаменами, рыцари-бакалавры (дворяне среднего звена), мелкие землевладельцы и даже незнатные люди, которые могли себе позволить вооружение и боевого коня.

Все получали жалование в соответствии с рангом, допускалось повышение до баннерета. Пехоту и стрелков бургундцы нанимали в Италии, Фландрии и Англии. Кроме того, Карл обладал лучшей в Европе артиллерией.

Швейцарцы делали ставку на пехоту. Пикинеры бились баталиями - огромными каре, внутри которых укрывались стрелки. Конницы они почти не имели, артиллерией пренебрегали. Но баталия была, как правило, рыцарской коннице не по зубам. Это, кстати, позволило швейцарцам стать в XV веке народом-завоевателем.

Они и начали боевые действия, в 1474 году вторгшись в Бургундию. Карл не успел собрать войска и потерпел поражение при Эрикуре. Но там дело ограничилось стычкой пехотных авангардов. Следующей осенью швейцарцы вторглись в Савойю, надеясь заставить Карла Смелого прийти на помощь своему союзнику.

Бургундский герцог не обманул их ожиданий - он вообще слыл последним рыцарем Европы. Бои развернулись у крепости Грансон. В марте 1476 года армия Карла была разбита наголову. Он бежал в Бургундию, бросив обоз и артиллерию.

Карл смог собрать новое войско и к лету продолжил поход, но вновь потерпел поражение под Муртеном. Его кавалерия не смогла прорвать строй баталии, а швейцарская пехота смяла бургундскую. Армии Карла Смелого не помогла и артиллерия.

Людовик и Фридрих тут же предложили свое посредничество в мирных переговорах. Но даже предварительные условия были такими тяжелыми, что Карл в бешенстве отверг все предложения и собрал новое войско.

Теперь он двинул его против герцога Лотарингии Рене, который завершал вытеснение бургундских гарнизонов. 5 января 1477 года возле Нанси состоялась решающая битва. Карл имел не более 10 000 воинов против 20 000, но у него была сильная артиллерия и рыцарская кавалерия. Он рассчитывал огнем бомбард расстроить пехоту союзников, а затем смять ее кавалерийской атакой.

Все планы спутала метель. Огонь пушек пришелся в пустоту, а атаку кавалерии, которую возглавил герцог, остановили швейцарцы. В схватке погибли сам Карл и почти все его солдаты.

После смерти Карла, не оставившего сыновей, его преемницей стала 19-летняя дочь Мария. Вскоре ее обширные владения прекратили существование как суверенное государство, будучи поделены между Людовиком XI и мужем Марии, императором Максимилианом Габсбургом.

Попытки французских королей завладеть наследием бургундских Валуа вылились в череду конфликтов с Габсбургами, продлившихся до середины XVIII века.

Марк АЛЬТШУЛЛЕР






Вернуться в «Война и политика»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость