Пламя чесменской «виктории»

Всё о войнах и военных конфликтах
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 332
Возраст: 37
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Пламя чесменской «виктории»

#1 Сообщение zagadki-istorii » 08 сен 2016, 09:52

Чесма было одним из немногих в мировой истории морских сражений, закончившихся не просто разгромом одного из флотов, а его полным истреблением. Екатерина II приказала выбить на изготовленной по этому случаю медали всего один глагол прошедшего времени - «Был», что очень точно и лаконично характеризует судьбу турецкой эскадры. Уникальность случившегося подчеркивает тот факт, что предыдущие крупные виктории русские моряки одерживали еще при жизни Петра Великого - при Гангуте, Эзеле, Гренгаме. Со времени последней из этих битв прошло полвека, на протяжении которого суда Балтийского флота сходились с неприятелем только в незначительных стычках.

Путь к берегам Эллады


Петровские виктории можно считать не совсем полноценными, поскольку одерживались преимущественно галерами. Управление подобными судами не требовало особой подготовки от моряков, капитанов и адмиралов, в то время как настоящее военно-морское искусство предполагало умение управлять большими парусными кораблями.

Вступив в войну с Турцией, Екатерина II пришла к выводу, что коль Балтийский флот существует, его надо использовать с максимальным эффектом. Однако боевые действия разыгрывались на юге, и переправить Балтийский флот туда, казалось, не было никакой возможности. Глубоководные морские корабли не могли, подобно древнерусским ладьям, пройти волоком «из варяг в греки». Правда, они могли проследовать вдоль берегов Европы и войти в Средиземное море, но сможет ли преодолеть такой путь эскадра, не имевшая опыта дальних плаваний? И все же царица рискнула.

Хроника этого морского похода представляет собой бесконечную череду аварий, дезертирств и эпидемий. В июле 1769 года из Петербурга отплыли семь линейных кораблей под командованием Григория Спиридова, с грехом пополам прибывших в Британию, долго там ремонтировавшихся, а затем вразнобой добиравшихся до Средиземного моря. В январе 1770 года им, наконец, удалось соединиться в итальянском Ливорно.

В это же время в британские порты прибыл «второй эшелон» - эскадра Джона Эльфинстона. К концу февраля она сравнительно благополучно достигла берегов Греции.

Изнемогавшая под турецким игом Эллада ждала русских как освободителей. Но сами греки сражаться не рвались. Для захвата вражеских крепостей на берег приходилось высаживать десанты. Силы противника были слишком значительными, и пока захватывали одну крепость, другую турки уже успевали отбить обратно.

Спиридов и Эльфинстон никак не могли скоординировать свои действия, что объяснялось амбициями более напористого, но младшего по званию англичанина. 27 мая у входа в Арголический залив он провел удачный бой против превосходящих сил турок, но не сумел развить успех из-за наступившего безветрия. Соединившись, Эльфинстон и Спиридов преследовали, но так и не смогли догнать неприятеля. 21 июня к ним присоединился отделившийся ранее отряд адмирала Самуила Грейга, эвакуировавший русский гарнизон из города Наварино.

Командовал пехотинцами граф Алексей Орлов, ранее служивший в гвардии и ступавший на корабельную палубу только в качестве пассажира. Однако не желая принимать сторону Спиридова или Эльфинстона, именно ему Екатерина II поручила командование всеми русскими силами в Средиземном море.

Через лазутчиков-греков Орлов получил известие, что один из вражеских предводителей - алжирец Гассан-паша - настаивал на решающем морском сражении. Турецкие корабли должны будут в бою сцепляться с русскими, после чего капитанам следовало взрывать порох в крюйт-камерах. Таким образом, на один взорванный собственным экипажем турецкий корабль пришлось бы по одному русскому. Но, поскольку судов у врага было больше, Гассан-паша имел шанс стать победителем.

От битвы отказываться русские не хотели. На военном совете Эльфинстон предложил сложный маневр, при котором три русских корабля должны были подойти к двум головным судам неприятеля, дать бортовой залп, а затем развернуться на 180 градусов и дать залп пушками противоположного борта.

Идея требовала блестящей выучки экипажей и выглядела слишком авантюрной, так что Орлов отдал предпочтение плану Спиридова.

Русским кораблям следовало выстроиться в кильватерную колонну, подойти к головному кораблю неприятеля, после чего повернуть под прямым углом и вступить в битву.
Не завязывая артиллерийской дуэли, предполагалось сделать ставку на скорость, приблизиться к вражескому флагману, дать залп по нему в упор, идти на абордаж и завязывать рукопашные схватки.

Пролог к Чесме - Хиосское сражение


Утром 24 июня (5 июля) 1770 года два флота сошлись в проливе между островом Хиос и входом в Чесменскую бухту на побережье Малой Азии.

Турецкий флот насчитывал шестнадцать больших кораблей, которые назывались линейными, поскольку в ходе битвы они выстраивались в линию и пытались разбить врага, ведя по нему огонь из всех пушек. Именно линейные корабли и решали исход боя, у русских же таких кораблей было всего девять.

Не лучше обстояло дело и с другими судами. Следом по внушительности шли фрегаты - вооружение у них было послабее, зато скорость значительней. Такие суда чаще действовали самостоятельно, атакуя противника там, где он доступнее. У турок было шесть фрегатов, у русских - вдвое меньше. Остальные суда - шебеки, бригантины, полугалеры - в классической битве играли вспомогательную роль. Таких судов у турок было около 60 против 14 у русских. Конечно, превосходили турки русских и по количеству моряков - 15 тысяч на 6,5 тысячи.

Русская эскадра двинулась на врага тремя выстроившимися в колонну отрядами. Передовым отрядом - авангардом - командовал Спиридов на корабле «Святой Евстафий». Затем шли основные силы - кордебаталия - под командованием самого Орлова на «Трех иерархах». Замыкал строй арьергард под командованием Эльфинстона. Но все понимали, что исход сражения зависит именно от авангарда. Сумеет он выдержать ураганный артиллерийский огонь, сломает турецкий строй - и битва будет выиграна.

Для поднятия духа на «Святом Евстафии» загрохотали барабаны, заиграли флейты. В ответ, заглушая музыку, заговорили турецкие пушки.

- Играть до последнего! - скомандовал Спиридов, продолжая смотреть на то, как быстро сокращается расстояние между его судами и вражескими.

Перед «Святым Евстафием» двигалась «Европа» под командованием капитана 1-го ранга Федота Клокачева. Когда русский корабль подошел к туркам на пистолетный выстрел, борта его полыхнули огнем. Но внезапно «Европа» свернула на правый галс, словно уклоняясь от боя!

- Господин Клокачев! Поздравляю Вас матросом!

Позже Спиридов узнал, что, если бы не лоцман-грек, вовремя крутанувший штурвал судна, «Европа» села бы на мель и зря погибла под турецкими пушками. Через несколько минут, выделывая немыслимые пируэты, «Европа» снова заняла место в строю и начала крушить своим артиллерийским огнем османов.

Однако прежде чем это произошло, «Святой Евстафий» оказался на самом острие боя, и именно на него обрушилась вся мощь вражеских артиллерийских орудий.

Музыка полностью заглушалась грохотом канонады. Турецкие ядра крошили такелаж и ломали мачты. Почти лишившийся управления корабль сносило течением, но каким-то невероятным усилием его удалось направить прямиком на турецкий флагман. Бушприт «Святого Евстафия» ткнулся в борт «Реал-Мустафы», и русские моряки начали перепрыгивать на борт вражеского судна. Завязалась рукопашная схватка.

На обоих кораблях начались пожары, и адъютант Спиридова Федор Орлов (брат Алексея Орлова) чуть не силком затащил адмирала в шлюпку.

Примерно через четверть часа «Реал-Мустафа» и намертво сцепившийся с ним «Святой Евстафий» исчезли в пламени оглушительного взрыва. 620 русских моряков погибли победителями. Головы тех, кто успел спрыгнуть, мелькали над волнами. Среди спасенных из воды был и капитан «Святого Евстафия» Александр Круз, в 1790 году победивший шведов у Красной Горки. Битва продолжалась, но было ясно, что турки считают себя проигравшими. Один за другим их корабли пытались укрыться в Чесменской бухте.

На остальных судах русской эскадры погибли всего 14 человек. Получалось, что противники потеряли по одному линейному кораблю и примерно равное количество моряков. Битву можно было бы считать ничейной, но отчаянная решимость русских настолько потрясла османов, что, сохранив прежнее численное превосходство, они уже и не думали о нападении. Их корабли сгрудились в Чесменской бухте, словно стадо баранов.

«Быль»


Вечером 25 июня русские корабли начали обстреливать вражескую эскадру. Темная ночь постепенно накрыла и гладь бухты, и берег, с которого лениво огрызались турецкие батареи. Османские корабли тоже стреляли редко и, главное, безбожно мазали.

Около часа ночи метко пущенное ядро попало в крюйт-камеру турецкого корабля, и он взлетел на воздух, засыпав своими горящими обломками соседей. Спустя час взлетел на воздух второй турецкий корабль. Экипажи судов сновали по палубам, пытаясь затушить огонь мокрыми холстинами и поливая их водой из кожаных ведер.

Между тем русские загрузили горючими веществами четыре старых судна, превратив их в брандеры. Будучи подожженными и направленными в сторону противника, такие корабли должны были обратить в пепел флот турок.

Увидев опасность, османы усилили огонь артиллерии. Загорелись, не дойдя до врага, брандеры капитанов Гагарина и Дагдейла. Брандер капитана Маккензи сцепился с уже горевшим турецким кораблем.

Зато объятый пламенем четвертый брандер, которым командовал лейтенант Дмитрий Ильин, поработал за всех на славу, вклинившись в самый центр турецкого строя. Почти сразу же от него загорелся один вражеский корабль, второй, третий, четвертый...

Из-за полыхавшего по всей Чесменской бухте огромного костра никто из переживших эту ночь даже не заметил, как взошло солнце. Предыдущий вечер, ночь, утро слились в один огненный ад с ослепительным пламенем и чередой взрывов. Турецкой эскадры более не существовало. Русским удалось спасти и захватить только один 60-пушечный корабль «Родос» и пять галер.

В рассеянный по воздуху и растворившийся в воде пепел обратились 15 вражеских линейных кораблей, 6 фрегатов и несколько десятков мелких судов. Из 15 тысяч турецких моряков спасся, в лучшем случае, каждый третий.

Русскому флоту эта ночь стоила 20 погибших с трех брандеров. С брандера Ильина все, включая самого отважного лейтенанта, уцелели.

Главный герой невероятной победы адмирал Спиридов получил высший российский орден Святого Андрея Первозванного. Лейтенанту Ильину достался орден Святого Георгия 4-го класса. Но основные почести выпали на долю Орлова, который был награжден высшим боевым орденом Святого Георгия 1-го класса и почетным прибавлением к фамилии - Чесменский.

Олег ПОКРОВСКИЙ






Вернуться в «Военная история»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость