Я просто делала свою работу

Всё о войнах и военных конфликтах
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 342
Возраст: 37
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Я просто делала свою работу

#1 Сообщение zagadki-istorii » 18 окт 2015, 16:58

История знает очень немного случаев, когда женщина становилась палачом. Даже во время Второй мировой войны их можно сосчитать по пальцам. Один из этих случаев — история Тоньки-пулемётчицы.

Об этой русской девушке рассказывали такие кошмарные вещи, что они не укладываются в голове. Во время Великой Отечественной войны за два года она расстреляла около 1500 своих соотечественников — мужчин, женщин и детей. Её настоящее имя Антонина Макаровна Макарова (Парфёнова). Но в историю она вошла как Тонька-пулемётчица.

Романтика военных дней



Тоня Макарова родилась в 1921 году в смоленском селе Малая Волковка. Её семья была большой и очень бедной. Больше всего Тоне хотелось вырваться из постоянной нищеты. Она была обычной крестьянской девочкой — работящей, тихой, застенчивой, терпеливой и свято верящей всему, что слышала по радио или читала в газетах. С детства она мечтала о подвигах, а любимой героиней навсегда для неё осталась героиня кинофильма «Чапаев» Анка-пулемётчица. После школы Антонине Макаровой удалось уехать учиться в Москву. Она надеялась получить образование и зажить счастливой сытой жизнью. Но этим планам осуществиться было не суждено: 22 июня 1941 года началась война.
Девятнадцатилетняя Тоня тут же записалась на курсы санитарок, и её отправили на фронт. Она оказалась на печально известном участке обороны Москвы — под Вязьмой. Именно здесь, в результате бездарно проведённых советскими войсками оборонных мероприятий, немцам удалось окружить и смять русские части. В считанные дни погибло огромное количество солдат и офицеров, а порядка 500000 были брошены на произвол судьбы. Кто-то попал в плен, кто-то умер от голода, холода и ран. Эта мясорубка Второй мировой войны известна как Вяземский котёл. В этом котле и оказалась санитарка Тоня Макарова в октябре 1941 года.
Тоня, которая верила в быструю и безоговорочную победу и видела себя спасительницей солдатских жизней, поняла, что она никому не нужна. Она прибилась к такому же, как сама, бедолаге-солдату, делила с ним еду и постель. И стала по лесной чащобе пробираться из окружения, подальше от столицы, которую раньше так рвалась защищать. Со временем она попала на границу Орловской и Курской областей, где уже хозяйничали немцы. Однако в немецкой оккупационной зоне это был особый район, известный как Локотская республика.
Эта была самопровозглашенная русская республика, во главе которой стоял избранный местным населением губернатор Константин Воскобойник — прежде инженер спиртоперерабатывающего завода. Республика образовалась сразу же, как только её территорию оставили советские войска и эвакуировались занимавшие руководящие посты коммунисты. Заместителем Воскобойника избрали Бронислава Каминского. Оба народных выдвиженца успели побывать в сибирских лагерях, именно там они и создали программу «национального возрождения страны».
Немецкую оккупацию губернатор и его зам решили использовать как средство для свержения советского строя. Они разработали радикальную программу, обещая землю крестьянам и амнистию всем, кто не совершил преступлений против народа. Исключение составляли только евреи, которых оба национальных лидера ненавидели, и ярые коммунисты. Немцы были поставлены перед фактом признания самопровозглашенной республики. Они узаконили местную инициативу и согласились признать силы самообороны, которые росли и росли. К концу существования Локотской республики численность созванного здесь русского войска (РОНА) достигла 20000 человек. А Локотский район превратился в Локотский округ с территорией больше, чем Бельгия. Правда, губернатора немцы переименовали в бургомистра. Но сути это не меняло, это была русская территория, хотя, конечно, не советская. И с партизанами локотцы боролись так же упорно, как и немцы. Причём некоторые партизанские отряды в полном составе переходили на сторону РОНА.

Тонька-пулемётчица


Когда Макарова и её спутник вышли из окружения, мужчина признался, что родом из этих мест, и поспешил в своё село, к жене и детям. А девушка Тоня осталась совершенно одна. Помощи ждать ей было неоткуда, а платить за ночлег и еду — нечем.
Тут-то и нашли её, бездомную и голодную, локотские «самооборонцы». Очевидно, им донесли местные жители. И Тоню отвели на допрос в комендатуру. Арестованная показалась им безопасной, её трудоустроили на хозяйственные работы. А спустя некоторое время предложили «повышение»: выдали пулемёт и поставили на хорошо оплачиваемую работу — расстреливать партизан. Тоня Макарова думала только о выживании. Она согласилась.
Первый расстрел прошёл как в тумане — девушку сначала напоили, а потом приказали стрелять. Работа и в самом деле оказалась несложной. А о расстрелянных Макарова старалась не думать. И никаких эмоций по отношению к ним не испытывала. Потом, спустя десятилетия, уже немолодая женщина так скажет по поводу своих военных будней: «Я просто выполняла свою работу».
Пулемёт стрекотал почти каждый день. Так прошло около двух лет. За это время советские части перешли в наступление, и немцы стали отступать. А Тоня с ужасом обнаружила, что заболела венерической болезнью, поскольку мужчины свою пулемётчицу систематически насиловали. Тоня боялась, что из палача она превратится в жертву. Но её отправили лечиться в немецкий тыл, вблизи Кёнигсберга. Когда советские войска подошли совсем близко, Антонина поспешила спастись бегством. Как-то ей удалось выправить документы, и скоро в кёнигсбергском госпитале появилась новая медсестра. Тут Антонина встретила раненого бойца, влюбилась, и через пару недель счастливая пара поженилась. Тонька-пулемётчица осталась в прошлом. На смену ей пришла Антонина Макаровна Гинзбург — отважная молодая медсестра.

Поддельный ветеран


Началась новая, счастливая жизнь. Вместе с мужем Антонина честно трудилась, родила и воспитала двух дочерей, выдала их замуж, обихаживала внуков. Её приглашали, как ветерана войны, выступать перед школьниками. И Антонина Макаровна рассказывала о тяготах военных дней, о мужестве и отваге бойцов… Она словно бы забыла о двух годах ежедневного ада.
Между тем легендарная девушка-палач Тонька-пулемётчица заочно была признана военной преступницей, и её разыскивали по всей стране. Было даже заведено секретное дело под кодовым названием «Садистка». Было опрошено множество свидетелей, но толком никто ничего не знал. Поговаривали, что «та Тонька» была уличена в нехорошей болезни и тут же расстреляна немцами из того же пулемёта. Но на всякий случай Тоньку в архив никогда не списывали.
Поиски осложнялись тем, что никто не знал её фамилии — Тонька и Тонька. Потом кто-то припомнил — Парфёнова. Стали искать Парфёновых Антонин 1921 года рождения или около того. Не нашли. Дело то всплывало, то снова откладывалось на неопределенный срок. И вот в 1976 году совершенно случайно при выезде одного из Парфёновых за границу всплыло имя Антонины Гинзбург, урождённой Макаровой: когда-то в детстве Антонину Парфёнову записали в школе Антониной Макаровой, по имени отца. И документы были у неё на Макарову.
Обнаружив среди многочисленных Парфёновых подходящую по возрасту Антонину Макарову, сыщики вместе с другими ветеранами пригласили её для подтверждения сведений военного времени. И выяснилось, что в показаниях Макарова путается, а в указанной части никогда медсестрой не служила. Тогда её фотографию, а потом и её саму показали выжившим свидетелям. И те её узнали. По холодным жёстким глазам и резкой морщине поперёк лба. Ветерана войны Антонину Макаровну Гинзбург арестовали прямо на улице. И она не выказала ни малейшего удивления.
Точно так же, без всякого удивления, Антонина Макаровна отвечала без утайки на все вопросы следователей. Она ничего не приукрашивала, ни от чего не отказывалась. Признала расстрелы соотечественников, указала примерное количество жертв — полторы тысячи. Но документально подтвердить удалось лишь около 200 жертв. Полное отсутствие раскаяния так смутило следователей, что Макарову отправили на психиатрическую экспертизу. Экспертиза показала полную вменяемость.
20 ноября 1978 года Брянский областной суд (Локотская республика военного времени превратилась в Брянскую область) признал гражданку Гинзбург виновной в преступлениях против человечности и вынес ей самый суровый из возможных приговоров, который женщинам выносится в исключительных случаях, — расстрел. В 1979 году этот приговор был приведён в исполнение.






Вернуться в «Военная история»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость