Осколки реальности Роберта Стивенсона

История знаменательных людей
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 342
Возраст: 37
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Осколки реальности Роберта Стивенсона

#1 Сообщение zagadki-istorii » 18 июл 2016, 11:01

В любые, пусть самые фантастические, произведения авторы привносят частички реальной жизни. Но мало у кого из писателей эти осколки реальности приобретали такую магическую силу, будившую воображение миллионов читателей, как это было у Роберта Стивенсона.

«Новые арабские ночи»


Хрупкий малыш, появившийся на свет в династии инженеров Стивенсонов, по меркам суровой Шотландии почти не имел шансов выжить. В неполные три года Роберт перенес круп (воспаление дыхательных путей), и осложнения этой болезни значительно усложнили его жизнь. Ограниченный постельным режимом юноша имел небольшой выбор: либо впасть в уныние, либо найти себе занятие там, где не нужна была физическая активность. Неудивительно, что сначала он сделался запойным книгочеем, а затем и выдумщиком собственных историй. Записывая придуманное, Роберт проявил изрядное упорство в литературном самообразовании. В ранних опусах он подражал то одному, то другому известному литератору, по его собственному признанию, «с усердием обезьяны» стараясь нащупать свой стиль письма.

В попытках устроить отпрыска в жизни отец сначала старался приобщить Роберта к семейной профессии - строительству маяков. Впрочем, быстро стало ясно, что инженера из юноши не получится, и его отправили учиться на адвоката. Юриспруденция привлекла Роберта тем, что занятия ею оставляли время для творчества. Молодой Стивенсон окончил Эдинбургский университет, получил диплом адвоката, но по специальности не трудился ни дня. Все его время по-прежнему занимала литература. Однако успех не торопился к начинающему сочинителю - впервые критики заметили его произведение лишь в конце 1870-х годов. В сборнике повестей, озаглавленном автором «Новые арабские ночи», читатели встретились с загадочным Флоризелем, принцем Богемии, который подобно Гаруну аль-Рашиду инкогнито путешествовал по Европе в поисках приключений. Приключения, надо сказать, были довольно опасные - чего стоили визиты в клуб самоубийц!

Литературоведы неоднократно пытались обнаружить, кто же скрывался под маской принца Флоризеля. Какие только предположения не выдвигались: прототипами титулованного путешественника называли Эдуарда Уэльского, Фердинанда Габсбург-Лотаринг-ского и Альбера Монак-ского, каждый из которых хотя бы отчасти походил на созданный автором персонаж. Однако, возможно,

Стивенсон желал видеть в персоне Флоризеля себя самого: уж слишком привлекательным для болезненного молодого мужчины выглядел образ наделенного умом, красотой и богатством принца, проводящего жизнь в интересных путешествиях и
рискованных предприятиях. Этот образ выписан так ярко и сочно, что автора поневоле можно заподозрить в зависти к придуманному герою и тайном желании поучаствовать в его приключениях.

Выигрышная карта


Впоследствии Стивенсон не раз обеспечивал своим персонажам похождения, которые были недоступны ему самому. Самый известный его роман родился из рассказов, которые Роберт сочинял для своего пасынка Ллойда. Однажды он ради развлечения мальчика нарисовал карту острова, где будто бы был спрятан клад. А когда спросил Ллойда, как назвать остров, тот не задумываясь заявил, что перед ним остров сокровищ. Этот рисунок и дал начало роману, на котором выросло не одно поколение детей во всем мире.

Сюжет книги был изложен настолько захватывающе и так походил на реальную историю, что Стивенсону долго еще после публикации поступали деловые предложения немедленно отправиться на поиски таинственного пиратского клада. Больше того, репортеры тут же сочинили для автора «Острова сокровищ» соответствующую биографию.

Читателям необходима была легенда вокруг полюбившейся книги, поэтому многие верили всему, что придумывали газетчики.

Утверждалось, например, что Роберт Льюис Стивенсон - совсем не тот, за кого себя выдает. В юности он якобы принял посвящение и вступил в братство флибустьеров. Затем этот разбойник захватил пиратский бриг и благополучно плавал на нем около года в водах Атлантики. Обнаружив карту невиданных богатств, спрятанных на некоем острове, злодей сбежал с корабля, бросив товарищей по ремеслу, и долго скитался в поисках клада. А когда выяснилось, что найти сокровища невозможно, он прибыл в Европу под именем Стивенсона и издал книгу, повествующую о неведомом острове и скрытых на нем богатствах. Ни слова правды в этих измышлениях, разумеется, не было, но продажи книги, возможно, и благодаря им росли словно на дрожжах, тем более что Стивенсон печатал роман под псевдонимом «капитан Джордж Норт».

Многие тысячи детей и взрослых увлеченно следили за противоборством горстки благородных героев с пиратским сбродом и напряженно ожидали, когда же найдутся сокровища.

Наибольшее любопытство читателей, как ни странно, вызывал вовсе не бойкий мальчик Джим Хокинс, от лица которого велось повествование, а одноногий Джон Сильвер, до поры скрывающийся под скромной личиной судового повара. Он выглядел то положительным персонажем, то злодеем, с легкостью жонглировал масками, и каждая выглядела столь убедительно, словно с ней он и появился на свет. Хитрость автора состояла в том, что Сильвер содержал в себе как будто разных людей. Кто знает, не тогда ли Стивенсону впервые пришла в голову идея о двух джентльменах, представляющих собой две стороны одной человеческой натуры?

«Черный человек»


Писатель вернулся к этой идее позже, и причиной тому был его собственный сон. Стивенсон в то время переживал очередной конфликт с отцом, который не желал признавать за сыном писательских талантов и отказывался помогать ему деньгами. И вот однажды Роберту приснился кошмар, в котором отвратительного вида человечек уговаривал его решить проблему, убив собственного родителя. Проснувшись в холодном поту, писатель остался в убеждении, что его посетила темная сторона его личности, «черный человек», о котором и до него, и после писали многие творческие люди. Однако пройти мимо такого сюжета Стивенсон не смог, и, как оказалось позже, не ошибся: «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда» превратила его из просто известного литератора в кумира многих интеллектуалов.

Интересно, что первый вариант рукописи уничтожила жена писателя: биографы утверждают, что она сочла тему повести недостойной пера своего супруга, а сюжет - однобоким и плохо раскрытым. Но идея так захватила автора, что новый текст был создан всего за три дня. Стивенсон писал впоследствии: «В этой повести был весь я, все мои тогдашние чувства, весь кошмар полубольного сознания».

Свои эмоции писатель мастерски перенес на бумагу. Неподдельный ужас у читающей публики вот уже полтора столетия вызывают мрачная атмосфера викторианского Лондона и необъяснимая связь между респектабельным ученым Джекилом и порочным монстром Хайдом. Еще ужаснее разгадка этой связи: созданный Джекилом препарат, способный разделять человеческую натуру на части, выявил в нем скрытую до поры склонность к пороку и сделал его рабом своей темной половины - мистера Хайда. Рассказанная автором история поневоле будила в каждом читателе мысль о том, не прячется ли и в нем некто, подобный Хайду, и нет ли угрозы, что однажды он вырвется на свободу.

Рай обретенный и потерянный


Последние годы жизни Стивенсон провел вдали от Англии с ее строгими нравами и суровым климатом. Прибежищем его стало райское, по европейским меркам, местечко - тропический остров Уполу. Там писатель обрел почти собственное королевство - аборигены, поступившие к нему на службу, искренне считали его правителем, прибывшим к ним из далекой страны, и оказывали ему всевозможные почести. В торжественных случаях они даже по собственному почину наряжались в набедренные повязки из шотландки королевских цветов.

В этих роскошных условиях здоровье Стивенсона улучшилось, и он закончил несколько новых книг. В их числе был стихотворный сборник баллад, одна из которых - «Вересковый мед» - хорошо известна в России. В его книгах отважные герои снова шли навстречу опасным и увлекательным приключениям, теперь часто связанным с историей: «Похищенный» и «Катриона» повествовали о восстании шотландцев против засилья англичан на их земле, «Сент-Ив» - об эпохе Наполеоновских войн, сотрясавших Европу. Однако Стивенсон уже не создал ничего похожего на уникальную историю Джекила и Хайда. Биографы писателя считают, что, возможно, ему недоставало английской атмосферы и ежедневной борьбы с недугами для рождения нового шедевра, способного по-настоящему потрясти читателя. Роман «Уир Гермистон», который мог бы стать лучшим произведением писателя, так и остался незавершенным, поскольку Роберт Льюис Стивенсон скончался в своем тропическом «королевстве» от инсульта всего 44 лет от роду.

Анна НОВГОРОДЦЕВА






Вернуться в «Персональная история»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость