Казаки против самураев

А что было бы если?
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 341
Возраст: 37
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Казаки против самураев

#1 Сообщение zagadki-istorii » 07 апр 2016, 14:41

Со знаменитой экспедиции Ермака Тимофеевича началось расширение территории России на восток. Покорение необъятных земель Сибири и Дальнего Востока было нелегким. К середине XVII века русские закрепились на Дальнем Востоке, где им пришлось столкнуться с силами китайской империи Цин. А за морем лежала другая великая восточная держава - Япония. Что было бы, доберись отряд русских казаков до острова Хоккайдо? Кто вышел бы победителем из схватки русского и японского оружия?

Покорение Сибири и Дальнего Востока шло со второй половины XVI века вплоть до начала XX. За это время отряды русских первопроходцев прошагали тысячи и тысячи верст, стирая с карт «белые пятна». Но эти походы были далеко не мирными. Главной целью все же являлась разведка природных ресурсов, а также обложение данью-ясаком местных народов. Государству были необходимы драгоценные металлы и железная руда. Поиски новых месторождений и пушнины гнали казаков все дальше и дальше на восток. В непроходимых прежде лесах появлялись русские остроги. К середине XVII века Семен Дежнев уже обогнул Чукотку, а Ерофей Хабаров поставил на Амуре Албазинский острог. Уже совсем недалеко оставалось до освоения Приморья и выхода в Охотское море. Но в реальности это случилось лишь в начале XVIII века, когда были открыты Курильские острова. А побережья японского острова Хоккайдо русские промысловики достигли и вовсе в 1792 году, хотя это могло произойти значительно раньше.

Путь на Хоккайдо


Если бы русские силы на Дальнем Востоке были многочисленнее, то их вполне могло хватить и на оборону Албазинского острога от китайских отрядов (острогу пришлось выдержать две тяжелые осады в 1685-1687 годах), и на морскую экспедицию к островам. Ведь морской промысел интересовал покорителей новых земель ничуть не меньше лесных охотничьих угодий.

Итак, предположим, что во второй половине XVII века (скорее всего, в 1680-1690-х годах) большой отряд русских казаков переправился на Сахалин, закрепившись там. Вскоре русские корабли неминуемо пересекли бы пролив Лаперуза и достигли берегов Хоккайдо. Там в то время существовало княжество Мацумаэ, которым правили вассалы сегуната Токугава. Естественно, японцам вряд ли понравилось бы вторжение на их территорию неведомых ранее «северных варваров». А потому боевое столкновение было неизбежным.

Казачьи отряды на тот момент имели большой опыт боевых действий в самых разнообразных условиях. Традиционной тактикой во время покорения Сибири было передвижение по рекам с быстрыми атаками прибрежных поселений. Надежные казачьи корабли (кочи) выполняли по сути функцию передвижного укрепления, во время походов казаки жили на них, не сходя на берег. Когда же приходилось отдаляться от водных артерий, то отряды первопроходцев эффективно действовали и в лесу, и в условиях тундры. Как правило, казаки стремились как можно скорее построить хотя бы небольшой острожек (маленькую крепость), который становился опорной базой для вылазок за ясаком. В случае необходимости в этих острогах казаки могли выдерживать длительную осаду, периодически устраивая вооруженные вылазки. Даже обученная и организованная армия китайской империи Цин потерпела неудачу, пытаясь выбить русских из Албазинского острога. А ведь его обороняли всего около 800 человек против пяти тысяч!

Серьезного сопротивления посланцам русского царя не смог оказать практически ни один сибирский народ, кроме чукчей, которые отстаивали свою независимость на протяжении более сотни лет. Но там на стороне аборигенов были суровые природные условия Чукотки, к которым они были привычны. Одним словом, казачий отряд численностью в 1000 человек (а такой легко мог добраться до Хоккайдо) представлял собой весьма грозную силу.

С копьем и пищалью


Вооружение русских первопроходцев было традиционным для русской армии XVII века. Каждый казак имел пищаль, из которой умел метко и быстро стрелять. К этому времени в ходу уже были нарезные пищали, повышавшие точность стрельбы. А вот новомодные мушкеты популярностью не пользовались из-за своего веса -в трудном походе каждый фунт был на счету. При этом с собой нередко бралась артиллерия - от одной до трех малокалиберных пушек, из которых стреляли либо ядрами (для разрушения стен крепостей, например), либо гранатами (которые вообще пользовались в русской армии XVII века большой популярностью).

Сохранившиеся описания стычек с сибирскими племенами говорят о том, что казаки предпочитали как можно дольше не вступать в рукопашный бой. Учитывая, что их всегда было меньше, чем противников, это была разумная тактика. Ставка делалась на массированную ружейную стрельбу, которая должна была деморализовать врагов и обратить их в бегство. А вот уже после этого начиналось преследование, и в дело пускалось холодное оружие. Это работало как в открытых столкновениях, так и при обороне острогов. Когда же приходилось штурмовать чужие крепости, то важную роль играла артиллерия.

Основными видами холодного оружия были сабли, топоры и копья. Бердыши встречались довольно редко - этот вид оружия был очень дорогим и не слишком удобным в тайге. Вместо них использовали более короткие топоры, которые одновременно использовались как хозяйственные инструменты. Специальных боевых топоров с собой, как правило, не носили, экономя место и вес.

Сабля была оружием дорогим и требовала хороших навыков фехтования, а потому вооружены ими были далеко не все казаки. К тому же, если сабля вдруг терялась или ломалась в бою, то быстро заменить ее возможности не было - приходилось ждать, когда придет обоз с оружием из Центральной России. Поэтому самым распространенным оружием (и по упоминаниям в документах, и по изображениям из летописей) были различные копья и рогатины. Некоторые разновидности при этом заимствовались у местных народов - например, якутская пальма. Это подобие алебарды, или японской нагинаты, с длинным стоящим торчком лезвием было довольно эффективным. Копья имели еще и то преимущество, что они могли использоваться для охоты (в отличие от той же сабли). А универсальность очень ценилась.

Большинство казаков носили доспехи, которые делились на два типа: панцири (так называли кольчуги и зерцала) и куяки (тканевая или кожаная основа, на которую нашивались металлические пластины). Известно, что они надежно защищали от стрел и нередко могли даже выдержать попадание пули из пищали с достаточно большого расстояния. Шлемы при этом носили довольно редко, заменяя их плотными меховыми шапками.

Привет из Средневековья


Княжество Мацумаэ с начала XVII века обладало правом монопольной торговли с народом айнов, населявшим север японских островов. Эта «торговля», скорее, напоминала взимание дани, а к самим айнам японцы относились с крайним презрением, считая их грубыми варварами.

Род Мацумаэ на своем далеком севере оказался в стороне от бурных событий XVI века, когда Японию сотрясали междоусобные войны, и полным ходом шло объединение разрозненных княжеств под властью сегуна. Поэтому их воины не были обучены новой тактике, предполагавшей массовое использование огнестрельного оружия. С таким врагом, как айны (не отличавшиеся высоким уровнем технологий), вполне можно было справиться, воюя «по старинке».

Конечно, к концу XVII века ружья были распространены уже по всей Японии. Однако политика изоляции, провозглашенная сегунатом Токугава в 1641 году, сослужила государству не лучшую службу. Закупать современное огнестрельное оружие у европейцев возможности больше не было, а собственные японские образцы были весьма невысокого качества. Японцы, прославленные как великие кузнецы и мастера декоративно-прикладного искусства, оказались не очень хорошими оружейниками в том, что касалось мушкетов и аркебуз. Ружья собственного производства стреляли плохо, часто давали осечки и даже взрывались в руках у солдат. Хотя Ода Нобунага объединил Японию именно с помощью ружейных залпов (покупая оружие у португальцев), в XVII веке предпочтение по-прежнему отдавалось лукам, мечам и копьям.

Средневековая японская тактика войны предполагала строгое разделение между аристократичными самураями и пехотинцами-асигару, набиравшимися из простонародья. Асигару отправлялись в атаку без доспехов, вооруженные, как правило, простыми бамбуковыми копьями. Они действовали, как попало, уповая больше на численное преимущество, чем на маневры или выучку. Самураи же были облачены в великолепные доспехи (хотя и сильно уступавшие европейским по прочности и удобству), вооружены двумя мечами (катана и вакидзаси), кавалерийскими копьями-яри и луками. Каждый самурай был отличным воином, так как обучался боевым искусствам с раннего детства. Однако их стихией были прежде всего
индивидуальные поединки. Тактика не развивалась дальше простейших приемов типа засады или обхода противника с тыла. Ни о каких сложных построениях и речи не шло - самураи устремлялись вперед, ища славы или гибели в бою в соответствии с кодексом Бусидо, который как раз в XVII веке был в зените популярности.

Для того чтобы держать в страхе айнов, этого вполне хватало. Но вот против отряда закаленных в боях сибирских первопроходцев примитивная тактика вряд ли могла сработать.

Неприступный острог


Известно, что большую часть года Мацумаэ проводили в своей резиденции на юге Хоккайдо. Так что у высадившихся на северной оконечности острова казаков вполне могло оказаться предостаточно времени, чтобы обустроиться и разобраться в ситуации. Первым делом они бы столкнулись с айнами, которые не могли доставить серьезных проблем. Более того, они вполне могли воспринять русских как новых союзников против ненавистных японцев. Опыт налаживания контактов с местным населением, вербовки их в качестве проводников, переводчиков и в качестве вспомогательных войск у казаков имелся преобширнейший.

Так что, когда отряд Мацумаэ в положенное время прибыл за данью, их бы ждал неприятный сюрприз: идущее полным ходом строительство острога, а также осмелевшие айны, которым помогают загадочные бородатые люди, удивительно метко стреляющие из отличных ружей. Те, кто успел унести ноги, доложили бы об этом в центральный замок Фукуяма. И вскоре на север двинулось бы войско, чтобы наказать наглых пришельцев.

Больше двух-трех тысяч человек японцы выставить бы не смогли - княжество Мацумаэ было крайне немногочисленным. Даже снаряжение такого количества человек потребовало бы немало времени, так что к моменту прибытия «сил возмездия» казаки уже сидели бы за стенами острога, который частично был бы построен из разобранных кораблей. Японцы никогда не были мастерами по части штурма крепостей. Так что русские пищали и пушки изрядно проредили бы атакующих, пока те пытались бы влезть на стены «с марша». Союзные айны, тем временем, потревожили бы тылы партизанскими рейдами, а также предупредили бы о возможных военных хитростях (одним из типичных японских приемов было забрасывание диверсионной группы в осаждаемый город, при этом диверсанты были способны сделать искусный подкоп или преодолеть кажущиеся неприступными скалы).

Приступ был изначально обречен на неудачу. А стоило японцам откатиться от стен, чтобы обдумать дальнейшие действия, как последовала бы молниеносная вылазка, на которые казаки были большие мастера. Залогом успеха здесь был эффект неожиданности - кто думает, что осажденные вместо того, чтобы зализывать раны, пойдут в атаку? Да, в рукопашной схватке у японцев было бы некоторое преимущество (особенно это касается самураев). Но оставшиеся внутри острога поддерживали бы своих товарищей ружейным огнем. К тому же смысл вылазок заключался как раз в том, чтобы быстро выйти, быстро напасть и столь же быстро отступить. Даже понеся потери, казаки бы обеспечили себе серьезное преимущество над противником.

Так могло повториться несколько раз. Но, как показали осады Албазинского острога, первопроходцы были способны держать эффективную оборону годами. На то, чтобы взять их измором, у Мацумаэ просто не хватило бы сил. Японцам не оставалось бы ничего другого, кроме как отступить в родной замок и начать слать панические сообщения в столицу, прося подмоги.

Дальнейшие события зависели от быстроты реакции сегуната. Если бы на Хоккайдо прибыла серьезная армия, то острог пришлось бы бросить, вернувшись на Сахалин. А вот если бы Токугава отмахнулись от своих бестолковых северных вассалов, а казаки, в свою очередь, подтянули бы подкрепления с континента... То, как знать, не стал бы Хоккайдо в конце XVII века русским, разделив судьбу Сахалина и Курильских островов?

Кирилл ИВАНОВ






Вернуться в «Альтернативная история»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость