Побег на танке

Всё о войнах и военных конфликтах
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 319
Возраст: 37
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Побег на танке

#1 Сообщение zagadki-istorii » 25 июл 2016, 16:53

В мае 1965 года на Каннском кинофестивале был представлен советский фильм «Жаворонок» режиссеров Никиты Курихина и Леонида Менакера. Никакими призами он не был отмечен: очевидно, европейцам не очень приятно было вспоминать о зверствах, творимых гитлеровцами в концлагерях. То ли дело веселая, легкомысленная английская лента «Сноровка... и как ее приобрести», получившая в тот год «Золотую пальмовую ветвь»! Но зато в Советском Союзе «Жаворонок», вышедший на экраны в том же году, пользовался огромным успехом, его посмотрели около 30 миллионов зрителей. Особый интерес вызывало то, что фильм, по утверждению его создателей, основывался на реальных событиях. Тем не менее до сих пор историки ведут споры, действительно ли был этот побег советских танкистов из немецкого плена на «тридцатьчетверке» или же это только красивая легенда.

«Пока есть горючее в баках...»


Вкратце напомним сюжет фильма «Жаворонок», поскольку молодое поколение вряд ли его видело. Действие происходит в Германии на каком-то полигоне, где испытываются новейшие противотанковые пушки и боеприпасы. А мишенями служат трофейные танки Т-34 с экипажами смертников из концентрационного лагеря. Фашисты бьют по ним прямой наводкой, чтобы оценить эффективность своих орудий в боевых условиях. Выжить в этой мясорубке практически нереально. Но главному герою это удается. Оценив его мастерство, немцы доверяют ему набрать и подготовить к испытаниям новый экипаж. Понимая, что при любом исходе стрельб все они обречены, танкисты устраивают военную хитрость. Они прячут в танке ведро с мазутом и поджигают его, как только первый снаряд ударяет в броню. Видя черный дым, валящий из открытых люков, фашисты решают, что танк подбит, и прекращают огонь. Инженеры и высокие чины комиссии выбираются из бункера и направляются к горящей машине. И тут «тридцатьчетверка» внезапно оживает, чадящее ведро вылетает из башни и падает на землю, а механик-водитель направляет танк на комиссию и ближайшую пушку. Немцы в панике разбегаются, Т-34 давит одно орудие, потом другое и на полной скорости покидает пределы полигона.

Но что теперь делать беглецам? Далеко на танке не уедешь, слишком мало в нем горючего, а на заправку рассчитывать не приходится. Остается одно из двух: или совершить почти безнадежную попытку пешком пробираться до далекой Родины по вражеской территории, где их будут травить, как диких зверей, или же напоследок покуролесить в самом логове врага - и славно погибнуть, как подобает воину. Танкисты предпочитают последнее. По словам главного героя: «Пока есть горючее в баках, не судьба меня, а я ее выбираю».

Танкисты мчатся по Германии, круша здания и нацистские памятники и наводя ужас на бюргеров. И все же они обречены. Первым гибнет единственный иностранец экипажа - французский коммунист: пуля находит его, когда он отстреливается от погони, высунувшись из башенного люка. Затем погибают еще двое при попытке задержать группу преследования. А главный герой видит на дороге играющего немецкого малыша - и останавливает танк. Фашистская благодарность за спасение ребенка - очередь из автомата.

Ордруфская легенда


Кадр из кинофильма «Жаворонок», 1964 года. Фильм повествует о геройском побеге советского танкиста из немецкого концлагеря
Но было ли что-то подобное на самом деле? Сценарий «Жаворонка» написан на основе пьесы Самуила Алешина. Драматург же, в свою очередь, почерпнул вдохновение в газете «Правда», где 8 сентября 1963 года (в День танкиста) была опубликована заметка Г. Миронова «Подвиг капитана». В ней рассказывалось о том, как пленный советский офицер раздавил «тридцатьчетверкой» несколько пушек на немецком полигоне. Героя поймали и привели к присутствующему на испытаниях генералу Гудериану, и тот со словами: «Ты лучший танкист из тех, которых я видел. Именно поэтому...» - вытащил пистолет и застрелил отважного капитана. Автор публикации ссылался на воспоминания старшего воспитателя московской школы-интерната №69, майора запаса Александра Ушакова.

Однако и заметка в «Правде» не может считаться первоисточником, поскольку этот же случай был описан весной 1962 года в газете «Гвардеец» 39-й гвардейской мотострелковой дивизии, входившей в состав Группы советских войск в Германии и со второй половины 1940-х квартировавшей в Тюрингии, в казармах Ордруфского полигона. В войну здесь был концлагерь, который в 1944 году вместе с полигоном передали в распоряжение СС. Здесь томились десятки тысяч заключенных, в основном военнопленных, а также евреев из Венгрии, Чехословакии и Польши. Они привлекались к строительству бункеров, туннелей и шахт, а также секретных подземных объектов под кодовыми названиями «Зигфрид», «Ольга», «Бург», «Жасмин». Почти все заключенные были уничтожены перед освобождением Ордруфа американцами.

Среди местного населения ходило немало слухов о том, что происходило во время войны на полигоне. Однажды кто-то рассказал сотруднику газеты о неизвестном советском офицере-танкисте, нанесшем немалый урон немцам и приведшем в ярость самого Гудериана. Главный редактор «Гвардейца» майор Михаил Попов не преминул поставить эту сенсацию в очередной номер.

Собирая материал для пьесы, Самуил Алешин вместе с сопровождавшим его по приказу командования старшим инструктором по спецпропаганде майором Николаем Раевским объездил все окрестности Ордруфа. В поселке Кравинкель он познакомился с бывшей медсестрой госпиталя, которая рассказала, что однажды с полигона привезли много искалеченных немецких солдат, пострадавших на каких-то испытаниях. Но много информации вытянуть из нее Алешину не удалось - женщина явно чего-то опасалась.

В 1965 году, уже после выхода фильма «Жаворонок», эту ордруфскую легенду вспомнил корреспондент гарнизонной газеты «Гвардеец» Виталий Скрижалин и решил провести свое журналистское расследование. Он встретился с полковником Прохоровым, который ранее преподавал ему тактику в военном училище. Преподаватель рассказал, что в то время, когда он служил в Ордруфе, там в ресторане «Цум левен» работал пожилой хромой официант. По словам старика, он был единственным уцелевшим из артиллеристов расчета орудия, раздавленного советским танкистом. Но узнать подробности у этого человека Скрижалину не удалось - к тому времени его уже не было в живых.

«Рюс смекалка»


Правда, существует еще одна версия отчаянного побега военнопленных на Т-34. 21 апреля 1945 года на Куннерсдорфском полигоне, накануне занятом советскими войсками, побывал корреспондент ТАСС - подполковник Павловцев. Там были обнаружены расстрелянные танки и самоходки, а в них - останки военнопленных. В связи с этим Павловцев вспомнил случай на Сандомирском плацдарме, когда через линию фронта к своим перешел бежавший из плена советский танкист. Этот человек вскоре умер от истощения, но все же успел рассказать, что его с двумя товарищами эсэсовцы привезли на полигон и заставили участвовать в испытании танка на бронестойкость. Вот выдержка из статьи Павловцева: «Перед испытанием председатель фашистской комиссии очень хвалил наш экипаж - так быстро и четко они выполняли все команды. Вот, мол, она, "рюс смекалка"! Обещал танкистам полную свободу, если останутся живы. Когда перед расстрелом люди сели в танк, командир погладил броню и приказал механику-водителю: "Слушать только мою команду!" И танк рванулся на третьей скорости прямо на наблюдательную вышку. Артиллеристы не стреляли, чтобы своих начальников не побить: командир танка оказался и отважным, и умным человеком, все рассчитал. Набезобразничали они там - это он так говорил: "набезобразничали". Какие-то дураки эсэсовцы по тревоге на бронетранспортере прикатили - решили танк усмирять! Он их гусеницами с ходу подавил - снарядов-то не было. Потом махнули бойцы на восток. Когда горючее кончилось, Стали пешком по лесам пробираться. И командир, и механик-водитель в пути погибли, радист один живой дополз».

Павловцев провел собственное журналистское расследование. Один из местных жителей, дряхлый старик, рассказал, что в конце 1943 года с полигона вырвался танк, сумел доехать до ближайшего концлагеря, где раздавил будку проходной и повалил часть забора из колючей проволоки. В результате из лагеря сбежали много узников, за которыми потом долго охотились эсэсовцы с собаками. Особенно местных жителей поразил тот факт, что когда на пути танка оказались игравшие на мосту дети, он не раздавил их. Танкисты выскочили из машины и прогнали малышей прочь, хотя им дорога была каждая секунда. Однако вскоре горючее закончилось, и фашистам удалось уничтожить весь экипаж.

Павловцева несколько смутил тот факт, что описанный стариком случай произошел в 1943 году, а на Сандомирский плацдарм бежавший из плена танкист вышел в 1945-м. Получается, что побег на танке с Куннесдорфского полигона был не единственным. Очевидно, были такие побеги и на других полигонах, где немцы использовали трофейные танки с экипажами смертников. Но все они оканчивались гибелью смельчаков. И поэтому история не сохранила для нас имена этих героев. Однако остались красивые легенды.

Михаил ЮРЬЕВ




Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг





Вернуться в «Военная история»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость