Сокровища, которых не было

Всё о пиратах и их похождениях
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 319
Возраст: 37
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Сокровища, которых не было

#1 Сообщение zagadki-istorii » 10 окт 2016, 13:20

Что обычно представляет каждый из нас, когда речь заходит о сокровищах? Вероятно, что-то в духе приключенческих романов Стивенсона. Сверкание бриллиантов, тусклый отсвет старинного золота, переливы драгоценных украшений, пиастры, пиастры, пиастры! Есть где разгуляться фантазии. Мы расскажем о сокровищах, которые не были закопаны в землю, как у капитана Флинта, или спрятаны в лабиринте шахт, как на острове Оук. Их вообще не прятали от людей, а хозяин несметных богатств преспокойно провел последние годы жизни в Венеции у всех на глазах. Правда, от этого он не стал личностью менее загадочной.

Посетитель нотариуса


Начнем не с Венеции, а с итальянского города Корфу. 10 февраля 1654 года к нотариусу явился пожилой горожанин. Он назвался Жаном Тьери и попросил помочь в составлении завещания. Тьери диктовал, нотариус записывал. Только вот начал свое завещание господин Тьери весьма необычно. Он почему-то счел нужным изложить на первых страницах нечто вроде краткой автобиографии. Зачем это ему понадобилось и насколько он был правдив, так и осталось неизвестным. Обратимся к самому тексту.

Жан Тьери родился во Франции и жил там до 14 лет, пока жажда приключений не потянула его прочь из родительского дома. После долгих скитаний юноша оказался в Италии. В кармане у него не было ни гроша, и Жан ухватился за первую попавшуюся работу - коридорным в одной из гостиниц на ролях «подай-принеси». Но эта непритязательная должность неожиданно обернулась счастливым билетом для молодого человека. Расторопный юноша пришелся по душе греческому торговцу Атанасу Тибальди, и тот взял его к себе на службу - на ту же роль, что и в гостинице. Торговец много разъезжал по городам и странам, и верный слуга повсюду сопровождал хозяина. Словом, судьба самая обыкновенная, заурядная... Но это только пока. Интересное начинается дальше.

Шесть тысяч месс


В ходе повествования мы будем порой нарушать хронологию, чтобы более внятно обосновать предположения. А предположений в этой истории явно больше, чем твердой уверенности. Увы, таково свойство многих реальных историй.

Одно из плаваний с Тибальди закончилось катастрофой - разразился шторм, и корабль пошел ко дну вместе с командой. До берега удалось добраться только двоим - Тибальди и Тьери. Многое пришлось пережить им, прежде чем вернуться в цивилизованный мир. Господин и слуга подружились. Вскоре Тьери стал личным секретарем и доверенным лицом своего хозяина. Родных у Тибальди не было. Когда он умер и вскрыли завещание, оказалось, что все состояние торговец оставил Тьери. На доставшиеся ему деньги Жан купил корабль.

Здесь в изложении пожилого господина (а когда он пришел к нотариусу в Корфу, ему было уже 75 лет) следует двадцатилетний перерыв. Этот перерыв столь же трудно объясним, как и желание Тьери включить в завещание подобие автобиографии. Так или иначе, Тьери продиктовал свою волю. Он заявил, что удаляется от дел, что-бы прожить оставшиеся годы в Венеции. Всю принадлежавшую ему собственность Жан завещал родственникам, жившим во Франции, в провинции Шампань. Помимо того, он заказал за упокой собственной души ни много ни мало шесть тысяч месс. Видно, хватало грехов у старика!

Морской климат Венеции, однако, оказал на Тьери благодатное действие. Ведь он прожил еще 22 года и скончался в 1676-м в возрасте 96 лет.

Невероятное наследство


Венеция времён Жана Тьери
После смерти долгожителя была произведена оценка его имущества. Оценка совершенно официальная, с участием венецианских чиновников и соблюдением всех необходимых законных формальностей. Результаты оказались настолько ошеломляющими, что пересказывать их своими словами не рискнем, все равно мало кто поверит. Обратимся прямо к описи.

Пересчитывать валюту того времени на современную - дело неблагодарное. Слишком много экономических и политических факторов пришлось бы учесть. Поэтому оставим, как и было в документе, французские ливры. Заметим только, что даже при самом приблизительном сопоставлении с современными деньгами старинный ливр стоил гораздо дороже современного евро.

Итак, наследство Жана Тьери. 12 кроватей, 101 предмет мебели, 41 зеркало общей стоимостью 400 тысяч ливров. Понятно, речь здесь не о кушетках и туалетных зеркалах для бритья, а о роскошных драпированных кроватях под балдахинами и венецианских зеркалах. Далее. Два сундука с серебряными вазами по два центнера каждый - 40 тысяч ливров. Шесть сундуков с серебряными подсвечниками, каждый по три центнера - 180 тысяч ливров. Один сундук со слитками золота. Шесть бочек золотого песка. Все это - около 70 миллионов ливров. Два мешочка с драгоценными камнями - три миллиона. Три новых корабля, груженных «ценным товаром» (каким именно - опись не уточняет), - 40,6 миллиона ливров. Наличные: 80 тысяч серебряных дукатов и 50 тысяч золотых луидоров. Вклад в венецианском банке на сумму 800 тысяч талеров. Недвижимость - три дома общей стоимостью 1,8 миллиона ливров.

Впору только ахнуть. Откуда эти немыслимые богатства? Проценты с наследства греческого торговца? Да они бы и за целый век на сотую долю не потянули. Или не напрасно перешептывались за спиной старика, что он либо сам бывший пират, либо финансирует пиратов и с ними в доле, либо и то и другое вместе?

В тени «Веселого Роджера»


Пираты бывают разные. Например, каперы, они же корсары. Эти действовали на войне с разрешения своих правительств и грабили только корабли враждебных государств. Были арматоры - те снаряжали корабли за свой счет и получали часть добычи (иногда арматоры являлись одновременно и каперами). И просто морские бандиты - те грабили все корабли без разбора, а команды и пассажиров убивали. Было и немало пиратов с уникальной судьбой, соединявших в той или иной степени все три ипостаси. Для примера вспомним англичанина Генри Моргана, жившего в одну эпоху с Жаном Тьери. Он и пират, и капер, и плантатор, и вице-губернатор Ямайки, и командующий военно-морскими силами острова. Еще мальчишкой Морган нанялся юнгой на корабль, идущий на Барбадос. По прибытии его продали в рабство. Генри бежал, перебрался на Ямайку, примкнул к пиратской банде. За десяток походов накопил капитал, с несколькими сообщниками купил корабль, был выбран капитаном. К 1670 году у него было 35 кораблей и почти две тысячи пиратов. Англия тогда воевала с Испанией, и флибустьеры Моргана 18 января 1671 года выступили на Панаму. После сражения с испанцами город был взят, все сопротивлявшиеся истреблены. Пираты подожгли разграбленный город, а так как большинство домов были деревянными, Панама превратилась в кучу пепла. По возвращении на Ямайку Морган был арестован (Англия и Испания уже заключили мирный договор) и отправлен в Англию. Думали, что его ждет виселица, но двор не забыл оказанных услуг, и суд освободил Моргана с формулировкой «Виновность не доказана». Вот тут-то его и назначили вице-губернатором и командующим, но это уже к делу не относится.
Так мог ли Жан Тьери быть кем-то наподобие Моргана? Капером - едва ли. Ни один капер не мог бы накопить подобного богатства, ведь ему приходилось и с правительством делиться. Арматором? Тоже маловероятно при его тогдашних скромных возможностях. Членом шайки морских разбойников? Эта догадка более обоснована. В 1645 году английским фрегатом «Сиберд» был остановлен для досмотра корабль «Верде» неизвестной принадлежности, шедший без флага. К изумлению капитана «Сиберда», относительно небольшой и слабо вооруженный «Верде» открыл огонь. Без труда подавив сопротивление, команда «Сиберда» поднялась на борт «Верде», и тут стала ясна причина столь отчаянной атаки. Как оказалось, «Верде» командовал фламандский пират Андреа Леверхорн, которого ничто, кроме виселицы, не ждало. На «Верде» были обнаружены значительные ценности, а также тетрадь вроде бухгалтерской книги стивенсоновского Билли Бонса из «Острова сокровищ». И одна из записей была: «Доля Жана Тьери». Но тот ли это Тьери и что за доля, мог бы рассказать только Леверхорн. А его не догадались расспросить об этом, прежде чем повесить. Если Тьери тот самый, то, вполне возможно, здесь истоки его состояния, позже многократно приумноженного ловкими деловыми операциями.

Пропавшие миллионы


Наследников у миллионера оказалось такое множество (а их потомков становилось все больше), что судебные тяжбы о гигантском состоянии тянулись вплоть до Наполеоновских войн. Наконец, устав и объединившись простоты ради, потомки обратились к австрийскому императору, ставшему сувереном Венеции, с требованием вернуть хотя бы 800 тысяч с процентами из банка. Австрия - правопреемник, пусть платит! Ответ министерства финансов обескуражил. Не только 800 тысяч в банке, но и никаких следов самой финансовой организации не обнаружено, гласил он. А остальное? Тоже ничего. Ни домов, ни сундуков с золотом и серебром. О трех груженых кораблях даже слухов не просачивалось.

Куда же делись несметные сокровища? Конфисковал Наполеон? Такое не исключено, но что он тогда с ними сделал? Материальные ценности - не струйка дыма, что тает вдруг в сиянье дня. А тут... Пусто-пусто, как в домино. Невольно закрадывается вопрос: а были ли сокровища на самом деле или это какая-то мистификация с непонятной целью? И еще одно обстоятельство. Нет в истории мирового пиратства никакого Жана Тьери. Андреа Леверхорн есть. Генри Морган есть. Жана Тьери нет. Конечно, само по себе это еще ничего не доказывает, если уж он был так ловок и неуловим, эдакий закулисный профессор Мориарти. Но на размышления наводит. Пока же историкам еще не удалось разгадать тайну Жана Тьери и его исчезнувших сокровищ.

Андрей БЫСТРОВ




Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг





Вернуться в «История пиратства»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей