Мата Хари из Ленинграда

История спецслужб, разведки и спецопераций
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 319
Возраст: 37
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Мата Хари из Ленинграда

#1 Сообщение zagadki-istorii » 24 окт 2016, 17:14

Капитан Главного разведывательного управления Мария Доброва, она же Глен Морреро Подцески и агент Мэйси, в дни Карибского кризиса, когда мир стоял на грани войны, предупредила Москву о планируемом ядерном ударе со стороны США. Годом раньше она сообщила в Центр о готовившемся вторжении США на Остров свободы. И это только небольшая часть того, что Мария передала в Москву. Ее деятельность до сих пор не рассекречена.

В салоне мисс Мэйси


- Как ей все это удалось? - спрашиваю полковника ГРУ в отставке Владимира Ивановича Банщикова, с которым несколько лет назад познакомился в Доме офицеров на встрече по случаю Дня военного разведчика.

- Трудно сказать. Она очень рисковала тогда. Я не был знаком с ней. Впервые узнал историю агента Мэйси на развед-факультете военной академии. Тогда наш старший преподаватель поведал нам о Марии Дмитриевне, ее героической жизни и трагической смерти. Дело в том, что он в 1960-х был сотрудником советской резидентуры в Нью-Йорке и прекрасно знал агента Мэйси. Он показал нам тогда ее фотографию. Вы ее нигде не найдете, она - в спецхране нелегальной разведки.
Красивая женщина средних лет, модно одетая. Она тогда владела престижным салоном красоты в Нью-Йорке. Побывать у мисс Мэйси считали за честь жены высокопоставленных чиновников Госдепартамента, бизнесменов и старших офицеров. Кумушки часто выбалтывали их служебные тайны. Некоторых дамочек хозяйка салона сумела завербовать.

На удочку роскошной незамужней мисс Мэйси попадали и офицеры атомных подводных лодок, которые иногда заходили в салон без жен. После виски, поднесенного прелестной женщиной, они часто принимались хвастаться и выбалтывали то, о чем следовало бы молчать.

Ей удалось завербовать старшего офицера ВМФ Южно-Африканского Союза. От него она узнала о существовании электронного наблюдения с американской суперсекретной базы за кораблями и подводными лодками, курсирующими в Южном полушарии. Я не могу озвучить, по понятным причинам, всю информацию, выведанную Мэйси.

Долгий путь в разведку


- Вокруг этой легендарной личности, особенно ее гибели, много всяких несуразностей и легенд, - продолжает свой рассказ Банщиков. - Мария Суковкина (Доброва она по мужу) родилась в 1907 году в рабочей семье. В начале 1930-х окончила в Ленинграде высшие курсы иностранных языков при Академии наук, стала работать на академической кафедре. В 1937-м Мария потеряла мужа, служившего пограничником на Дальнем Востоке (он пропал без вести), вскоре от дифтерии умер маленький сын. Чтобы как-то пережить горе, женщина записалась добровольцем на фронт в Испанию, больше года служила там переводчицей. За храбрость, героизм и выполнение особых поручений она была удостоена ордена Красной Звезды. Вернувшись на Родину, поступила в Ленинградский университет, с отличием окончила его в 1940 году и осталась работать на кафедре французской филологии. С началом войны Мария пошла работать в госпиталь санитаркой и провела в нем все 900 дней блокады.

- А как она попала в разведку? - спрашиваю Владимира Ивановича.

- Летом 1944-го Марию пригласили на работу в МИД СССР, вскоре она начала трудиться в советском посольстве в Колумбии в качестве референта-переводчика. А когда вернулась в Союз, поступила работать в один из институтов Ленинградского отделения Академии наук СССР. В июле 1951 года Доброву неожиданно, как ей казалось, вызвали в разведотдел Ленинградского военного округа и предложили работать в разведке за рубежом. После спецподготовки она выехала в Западную Европу для промежуточной легализации. Ее готовили для нелегальной работы в США. Пришлось освоить профессию косметолога.

Начало


- В мае 1954-го Мария Доброва прибыла в США под именем Глен Морреро Подцески. По легенде ее отец - американец кубинского происхождения, мать - француженка. Властям она сообщила, что в детстве жила с родителями в Колумбии, потом они переехали в Париж. Марии без проблем выправили необходимые документы. Решив быть верной легенде, она продолжила обучение и вскоре получила лицензию на ведение бизнеса. На открытие косметического салона и поиск клиентов ушло три года. Вскоре в салон Марии повалили богатые модницы со всего Нью-Йорка. Все знали, что мисс Мэйси закупает средства для ухода за кожей и косметику только в Париже.

Вот тогда Мария Доброва и приступила к вербовке тех, кто падок на внушительную пачку долларов. Деньгами ее поначалу снабжала советская резидентура в Нью-Йорке. По заданию Центра разведчица встретилась с агентом Джоном, бывшим сотрудником Госдепартамента США, а на момент их встречи сотрудником администрации президента, и стала его куратором. Джон передал ей важную информацию о том, что президент Кеннеди утвердил план ЦРУ о вторжении на Кубу. Шел 1961 год. Именно в это время Мария сумела передать в Центр множество шифрограмм с бесценной информацией.

Слежка


В начале 1962-го на беду куратором Марии стал полковник ГРУ Дмитрий Поляков, уже ступивший на путь предательства. В июне он выдал Марию Доброву и связанного с ней разведчика-нелегала Маслова. Руководство ЦРУ не торопилось с их арестом, пытаясь обнаружить всю советскую резидентуру в Нью-Йорке. За Марией и Масловым установили плотное наблюдение. Разведчица и не подозревала, что находится под колпаком, и не прерывала связи с Центром. Кстати, в ЦРУ так и не смогли расшифровать ее донесения. Мария пользовалась суперсовременными гаджетами, в числе которых был быстродействующий миниатюрный передатчик, выстреливавший информацию за доли секунды. Так прошел 1962 год.

- Как выдержала она тяжелые дни Карибского кризиса? - спрашиваю полковника.

- Ее коллеги по резидентуре и руководство удивлялись стойкости этой женщины. Она вела себя как все американки. На людях выражала испуг перед возможным ядерным нападением со стороны Кубы, проклинала Никиту Хрущева, доведшего мир до грани.

Мария не замечала за собой слежку, пока соседи не сообщили женщине, что ею интересуются сотрудники спецслужб. Вскоре она сама вычислила агентов ФБР, крутившихся возле ее подъезда, слежку в метро и супермаркете. Наконец Мэйси сообщила в Центр о слежке, хотя и не могла понять, где прокололась. Она всегда работала чисто. Откуда разведчице было знать, что предатель - ее же куратор?

Центр уже знал об аресте Маслова. Марии предложили немедленно уничтожить все улики и срочно выехать в Чикаго, а оттуда в Канаду, где ее уже ждали свои.

Последние минуты жизни


- Улететь в Чикаго ей не удалось?

- Почему же нет? Она сумела провести агентов ФБР. 10 мая 1963 года (это была суббота) Мария вышла рано утром с одной хозяйственной сумкой, якобы за молоком, хлебом и газетами, прошла мимо зевающих агентов и нырнула в метро. Там надела парик и затерялась в толпе. Села в автобус, отъезжавший в Чикаго. Прибыв туда, разведчица заказала одноместный номер в отеле и зашла поужинать в кафетерий гостиницы. А когда вышла, у нее екнуло сердце: недалеко от выхода из гостиницы, усиленно изображая скуку, развалились в креслах два амбала. Один из них якобы читал газету, другой демонстративно отхлебывал пиво из железной банки.

Откуда они узнали про Чикаго? Неужели ее выдал Маслов? Прокрутив в голове все варианты, Мария поспешила в номер. Там она изрезала на кусочки паспорт на чужое имя и спустила их в унитаз. После этого заперлась в номере и не выходила три дня. Горничной сказала, что приболела.

Вечером 14 мая в дверь постучали. Замотав горло платком, Мария открыла. На пороге стоял неприметный мужчина.

- Мисс Глен Морреро?

- Чем обязана? - она закашлялась, схватившись за горло.

- Извините за беспокойство. Я сотрудник Федерального бюро расследований, специальный агент Рональд Брайтон, вот мое удостоверение. Мы узнали, что вы болеете. Решили помочь вам.

- Вы очень любезны, мистер Брайтон, но в чьей-либо помощи я не нуждаюсь.

- В таком случае могу ли я побеседовать с вами? Этот разговор вас заинтересует.

- Что ж, проходите.

Агент сел в кресло, попросил разрешения закурить и внимательно посмотрел на собеседницу:

- Видите ли, мне поручено сообщить, что ФБР располагает подробными данными о вашей тайной деятельности на территории нашей страны. Нам известно о вас все. С кем вы встречаетесь, от кого и как получаете информацию. Взгляните на эти фотографии.

Он вынул из кармана несколько снимков и разложил их на столе.

- Вот на церковной ограде вы ставите мелом полоску - сигнал о встрече. А вот господин Маслов стирает ее - сигнал принят. Мы знаем, кем была на самом деле покойная Глен Морреро и как ее документы оказались у вас. Как видите, мы располагаем достаточными уликами, чтобы арестовать вас, возбудить уголовное дело, организовать шумный процесс. И вас на десяток лет поместят в «апартаменты» за решеткой. Это вам надо? Учтите, дело будет представлено так, будто бы вы выдали Маслова и во всем сознались. На родине вам этого не простят. По поручению руководства предлагаю вам взаимовыгодное сотрудничество: вы раскрываете нам свою резидентуру и получаете кругленькую сумму. После этого можете спокойно лететь в Канаду. Когда будет надо, мы найдем вас... Согласны? Тогда подпишите вот это, - Рональд Брайтон достал из кармана бланк договора.

- Я должна подумать...

- Конечно. У вас ровно час на раздумья...

Банщиков замолчал на несколько секунд и продолжил:

- Наши агенты заранее поставили жучок в номере Марии Дмитриевны. Благодаря этому мы и узнали о последних минутах ее жизни. Только не знали, и довольно долгое время, что она покончила с собой, выбросилась из окна. Тело ее тут же забрали агенты ФБР.

Мария так и не узнала, кто ее предал.

Иван БАРЫКИН









Вернуться в «Специстория»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей