На фронтах Чёрного континента

Всё о войнах и военных конфликтах
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 319
Возраст: 37
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

На фронтах Чёрного континента

#1 Сообщение zagadki-istorii » 07 ноя 2016, 08:49

Эфиопо-сомалийскую войну 1977-1978 годов в Советском Союзе особенно не афишировали. Что было хорошего в том, что сцепились два государства, вставшие на социалистический путь развития? Да еще помогать при этом приходилось обоим поначалу... Так что - строгий секрет. Государственная тайна.

Чужая земля


В 1977 году полковник в отставке Николай Лутюк был одним из многих сотен советских военных специалистов, приехавших на помощь Эфиопии, которая планировала стать социалистической. В стране началась реорганизация государственного аппарата и армии. И в этот момент соседнее государство Сомали решило под шумок прирасти эфиопской провинцией Огаден, которую издавна считало своей. Началась война, в которой Советский Союз поддержал страну, подвергшуюся нападению.

...Подготовленный Лутюком за месяц танковый батальон в составе тридцати Т-55 выдвинулся вместе с ним и другими советскими военспецами из Назарета к городу Джиджига на фронт. Их сопровождали экипажи с кубинскими инструкторами, которые тоже находились тогда в Эфиопии. Колонна совершила 500-километровый марш, неоднократно подвергалась артиллерийским обстрелам, понесла первые потери ранеными и контуженными.

По прибытии к месту назначения предполагалось, что кубинские и советские военные специалисты вернутся в учебный центр готовить пополнение. Но вернули только кубинцев, а нашим «разрешили» остаться на фронте.

Фронтовые будни


Для начала советники стали разбираться в обстановке. Удивило, что, несмотря на потери от артиллерийского огня противника, эфиопы обходились «защитой» из мешков с мусором. Подобной «фортификации» их раньше обучали американцы, только янки предлагали сыпать в мешки песок. Однако находчивые ученики «модифицировали» и облегчили американский вариант.

Пришлось организовать инженерные работы, чтобы устроить для личного состава надежные полевые укрепления. В тягость было местным бойцам копать землю, таскать камни, но, подгоняемые непреклонными военспецами, они тем не менее соорудили ходы сообщения и блиндажи. В дальнейшем, когда приходилось прятаться от обстрелов сомалийцев в надежных укрытиях, эфиопы наверняка не раз мысленно благодарили советских товарищей за их «нововведение».

Кстати, к потерям и опасности смерти отношение у местных было весьма спокойное. Через некоторое время выяснилось, почему. Оказывается, солдатам выдавали «букеты» из веток местного растения с наркотическими свойствами. Люди их жевали, и это придавало эфиопам спокойствие перед суровыми реалиями военной жизни.

Хоронили погибших тоже по-своему - тела собирали в кучу, обкладывали ветками и поджигали. Сгорало не все, и останки растаскивались стервятниками, что удручающе действовало на боевой дух военнослужащих. Пришлось приучать эфиопов хоронить павших в специально вырытых братских могилах.

Кормили на фронте сносно, с питанием был полный интернационал: израильские консервированные томаты в собственном соку и китайский айвовый компот, польские сухари с отрубями и эфиопские пшеничные лепешки. На горячее подавали консервированное мясо, бобы или рис. Готовили пищу, а также стирали офицерам и солдатам белье местные женщины.

Время ведения военных действий было строго определено: война начиналась в шесть часов утра и в шесть вечера заканчивалась. В свободные часы эфиопы под руководством советских специалистов продолжали инженерные работы по укреплению позиций.

«Заманчивая» операция


Вскоре пришлось браться за выполнение первой боевой задачи. Дело в том, что на одном из участков фронта у противника появился хорошо подготовленный кочующий танковый полубатальон - 16 машин. Действовал он четко и слаженно: подвергал коротким, но сильным обстрелам эфиопские подразделения, нанося им ощутимые потери, и организованно, без ущерба для себя отходил. При желании сомалийцы могли этими силами прорвать любой сектор весьма «прозрачного» фронта, выйти в тыл эфиопам и натворить немало бед.

Для предотвращения столь грустного варианта развития событий советскими и эфиопскими офицерами была разработана операция по уничтожению вражеского полубатальона. Суть ее была в следующем: в одной из лощин устраивалась засада - по флангам маскировались 1-я и 2-я танковые роты батальона, в глубине располагались расчеты безоткатных орудий на джипах. 3-я танковая рота должна была исполнять роль своеобразной приманки. Ей предстояло «атаковать» вражеские позиции и, когда навстречу выдвинутся сомалийские танкисты, изобразить испуг и начать отступать.

Ставка делалась на то, что враг знает: эфиопские танкисты боевого опыта не имеют и на хитроумные комбинации неспособны.

И грянул бой!


Когда наутро после артподготовки 1-я рота осторожно поползла к сомалийским позициям, все напряженно ждали: клюнут или нет враги на приманку? 10 Т-55 и сопровождавшие их БТР-152 с мотопехотой доползли до определенной точки и стали откатываться назад при первых выстрелах со стороны противника.

Там оживились - эфиопы бегут! Послышался звук заводимых танковых двигателей, и вдогонку удирающим Т-55 выехали... 16 таких же «пятьдесятпяток», только желтых, с сомалийскими опознавательными знаками.

Едва они втянулись в ущелье, как навстречу выдвинулся противотанковый резерв с безоткатными орудиями. Отступавшая рота развернулась и приняла бой, а с флангов сомалийцев охватили засадные 2-я и 3-я роты. Начался расстрел окруженного противника.

Хитрость удалась - соотношение сил было явно не в пользу сомалийцев. Те это поняли и поначалу довольно яростно отстреливались, но затем экипажи, бросая машины, принялись разбегаться. Спасся только один вражеский танк.

Пленных не брать


Когда советники и эфиопское командование выехали на поле боя, они застали не очень приглядную картину: эфиопские экипажи расстреливали разбегающихся сомалийских танкистов из крупнокалиберных зенитных пулеметов ДШК. Тех, кого отлавливали по кустам, солдаты тоже скоренько приканчивали, не слушая жалобных криков.

Но особенно поразила картина, когда некоторых вражеских танкистов... обезглавливали. Как пояснили советским военным советникам, это делали с арабскими наемниками, которые приезжали в Сомали воевать против Эфиопии. Арабы заметно отличались от сомалийцев, и таким образом старались их участие не афишировать «по политическим мотивам».

На вопрос, почему вражеских солдат не берут в плен, а так негуманно с ними поступают, был дан ответ: «Нам все равно их нечем кормить».

Осмотрев оставленные вражеские танки, советники обнаружили, что из 15 машин семь - в полной исправности, да и остальные можно восстановить.

Упущенная возможность


К вечеру стало известно, что отличились и эфиопские артиллеристы, которые не только своим обстрелом нанесли ущерб живой силе и технике врага, но еще и удачными попаданиями вроде как уничтожили склад с боеприпасами. По данным радиоперехвата, сомалийский командующий войсками на этом участке срочно запросил подкрепления или разрешения отойти к Джиджиге.

Лутюк тут же стал предлагать: не терять хорошей возможности для нанесения решительного удара с целью захвата города, но опьяненные победой эфиопы на этот раз к совету не прислушались.

Тогда военспецы с помощью солдат за неделю отремонтировали восемь подбитых танков, которые затем перекрасили в «эфиопский» зеленый цвет. Для всех 15 машин подобрали из числа добровольцев экипажи, которые обучили сами эфиопы. Усиленный назаретский батальон из 45 машин был готов к бою.

И снова вместо того, чтобы использовать преимущество в технике, как предлагал старший военспец, эфиопы выжидали. Они могли бы многого добиться концентрированным ударом бронированного кулака в уязвимое место противника, но отделались тем, что отправляли по одной танковой роте на передовую, где те... демонстрировали сомалийцам свое присутствие. А тем временем враг подтягивал на уязвимый участок резервы.

Эфиопское командование, избалованное союзнической помощью, воевать не спешило, офицеры в бой не рвались, солдаты не горели желанием освобождать свою родную «Огаденщину». Дело дошло до того, что кое-где они начинали выводить из строя свою же военную технику, только бы не попасть на передовую.

Через несколько дней эфиопские отцы-командиры решили избавиться от беспокойных советников, отправив их подальше в тыловой город, на ремонтную базу: готовить технику для будущих сражений. Видимо, местное военное руководство, насладившись первой победой, твердо уверовало в свои силы и было готово продолжать войну самостоятельно.

Вскоре назаретский танковый батальон без разведки и поддержки пехоты был брошен на неудачный штурм Джиджиги. Он потерял в бою все 45 машин. Ремонтировать их пришлось советским военным специалистам.

Олег ТАРАН









Вернуться в «Военная история»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей