Донкихот на российском троне

О правителях, королях, президентах и прочих властьимущих
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 332
Возраст: 37
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Донкихот на российском троне

#1 Сообщение zagadki-istorii » 07 ноя 2016, 10:31

Образ государя Павла I для большинства наших современников остается негативным. «Курносый император» считается ненавистником всего русского, самодуром и тираном, реформы его вели страну к неминуемому краху. Эта точка зрения соответствует версии, распространяемой убившими царя заговорщиками: дескать, такой горе-правитель не заслуживал ничего, кроме удара подсвечником в висок. Даже Пушкин в оде «Вольность» назвал его «увенчанным злодеем». Но насколько правдиво данное мнение?

Извинения Великого магистра


К примеру, императора, являвшегося фанатичным поклонником прусской военной системы, обвиняют в гонениях на великого российского военачальника Александра Суворова. Действительно, из-за отказа фельдмаршала уделять главное внимание муштре, смотрам и парадам Павел I в 1797 году отправил его в отставку без права ношения мундира. Вся почта Александра Васильевича просматривалась, ему не разрешалось выезжать из своего имения дальше чем на 10 верст. Но уже в 1798 году император простил Суворова и прислал к нему графа Горчакова с указом о разрешении вернуться в Санкт-Петербург. В ответ Александр Васильевич выразил желание уйти в монастырь. Через несколько недель царский адъютант Толбухин привез Суворову покаянное письмо императора со словами: «Граф Александр Васильевич! Теперь нам не время рассчитываться. Виноватого Бог простит. Римский император требует вас в начальники своей армии и вручает вам судьбу Австрии и Италии...»

Именно Павел I за беспримерный по героизму Швейцарский поход в 1799 году удостоил Суворова высшего воинского звания генералиссимуса.

Историки приводят убедительные доказательства того, что Павлу Петровичу было известно о заговоре, который готовил его фаворит граф Пален при молчаливом согласии старшего сына императора и наследника престола Александра. Царю докладывали, что его хотят убить, но он не предпринял никаких мер, так и не поверив, что его старший отпрыск и верный генерал способны на подобное преступление.

Несчастье Павла I состояло в том, что цинизму политических интриг он пытался противопоставить книжную мораль благородства, рыцарства и человеческой порядочности. И естественно, что его донкихотство вызывало такую же реакцию у окружающих людей, как и поступки литературного героя Сервантеса у более прагматичных персонажей романа. Только рыцарские чудачества русского царя, с 1798 года являвшегося также Великим магистром Мальтийского ордена, обсуждали не любители литературы, а все ведущие газеты Европы первого года XIX века.

«Пересвет» из Михайловского замка


Еще будучи цесаревичем, Павел Петрович восхищался легендой о том, как во время Куликовской битвы перед главным сражением в чистом поле сошлись в поединке два сильнейших богатыря. От армии Мамая - великан-печенег Челубей, от войска князя Дмитрия Донского - инок Александр Пересвет. Челубей к тому времени провел более 300 подобных боев и во всех побеждал благодаря одному и тому же приему - обладая могучей силой, он брал копье гораздо длиннее, чем у соперника, и первым поражал врага. Пересвет не стал надевать кольчугу, так как понимал, что она не спасет от смертельного удара противника, зато будет сковывать движения. Когда всадники налетели друг на друга, копье печенега проткнуло тело Александра, но, благодаря маневренности инока, не выбило его из седла, и Пересвет тоже сумел поразить противника. Удар его копья был смертельным, печенег свалился с коня. Русский богатырь доехал до своего войска и уже перед ним упал замертво. Этот подвиг вдохновил русичей, и Куликовская битва закончилась разгромом армии Мамая.

Древняя воинская традиция сходиться в личном поединке восхитила будущего самодержца. И за два с половиной месяца до своей гибели коронованный российский донкихот удивил всех европейских монархов и их придворных.

Немецкий писатель Август фон Коцебу в книге «Достопамятный год моей жизни», напечатанной в 1802 году в Париже, рассказал о своей встрече с императором, состоявшейся в Михайловском замке. Коцебу прибыл в Россию в 1800 году, и его тут же арестовали и отправили в ссылку за многочисленные вольнодумные сочинения.

Через два месяца писателя вернули в Санкт-Петербург и назначили директором немецкого театра. Оказалось, что императору перевели одну из его драм, и Павлу Петровичу она понравилась. Но самое главное - император увидел в Августе фон Коцебу литератора, который мог бы воплотить в жизнь мечту правителя.

Сначала с писателем беседовал военный губернатор Санкт-Петербурга граф Пален. Он сообщил, что Павел I решил послать вызовы на рыцарский поединок всем монархам Европы и их министрам. Император понял, что причинами международных конфликтов являются честолюбие правителей и интриги их свиты. По его мнению, несправедливо, что из-за этого льется кровь подданных. Император просил писателя в хорошей литературной форме составить вызов, который нужно адресовать монархам и опубликовать в российских и европейских газетах: Павел I готов лично встретиться в честном поединке с любым правителем, который имеет к нему претензии, а секундантами императора будут граф Пален и генерал Голенищев-Кутузов.

Коцебу составил вызов и передал его Палену. Но графу текст не понравился из-за слишком мягких формулировок и недостаточной язвительности. Писатель тут же исправил письменный проект, и вместе с графом они поехали к Павлу I для его утверждения.

Император принял Коцебу, сделав два шага навстречу и принеся свои извинения за арест и ссылку. После этого государь сообщил, что сам подготовил текст вызова на французском языке, и от писателя требуется перевести его на немецкий и опубликовать в «Гамбургских ведомостях». На переданном писателю листе бумаги были такие слова: «...Российский император, видя, что европейские державы не могут прийти к взаимному между собой соглашению, и желая положить конец войне, опустошающей Европу в продолжение одиннадцати лет, возымел мысль назначить место для поединка и пригласить всех прочих государей прибыть туда и сразиться между собою, имея при себе секундантами, оруженосцами и судьями поединка своих самых просвещенных министров и самых искусных генералов... Сам же он намеревается взять с собой генералов Палена и Кутузова».

Он вызвал на дуэль Европу!


Август фон Коцебу в точности выполнил поручение императора, за что получил украшенную бриллиантами золотую табакерку стоимостью две тысячи рублей. Немецкий писатель в своих воспоминаниях отметил, что это был несомненный рекорд: никто и никогда не получал столь щедрого вознаграждения за перевод одного листа рукописного текста.

Газета «Санкт-Петербургские ведомости» от 30 декабря 1800 года сообщила жителям столицы, что государь Павел Петрович обращается ко всем европейским монархам с призывом решать военные вопросы посредством личных дуэлей и предлагает всем враждующим с Россией государям обратиться к нему для поединка, каждый со своим первым министром в качестве секунданта, обещая встретить их с министром и оружием в руках.

Многие высшие государственные чиновники не поверили, что газетная заметка была напечатана по воле императора. Президент Академии наук, который должен был дать согласие на публикацию, специально встречался с графом Паленом, чтобы убедиться, что не произошло какого-либо недоразумения. В Москве и Риге номер газеты был на несколько дней задержан полицией, его пустили в продажу только после соответствующего приказа.

Сам Павел постоянно интересовался, когда же подобные статьи выйдут в европейских газетах.

Идею русского царя и комментарии к ней первой обнародовала газета «Лондонский вестник» в январе 1801 года. Затем статью перепечатал «Нижне-Рейнский вестник», выходивший на французском языке. Чуть позже эту сенсационную тему отразили немецкие и французские издания.

Поначалу тон публикаций был ироничным, западная пресса наперебой высмеивала инициативу российского императора. Но буквально через несколько дней комментарии прекратились. Журналисты и надзиравшие за ними чиновники испугались, что читатели, осознав справедливость требований русского государя, потребуют от своих королей и министров принять вызов. Дескать, считаете, ваше величество и господин премьер-министр, что с Россией надо воевать, - идите и сражайтесь лично. Со шпагой в руках на плацу у Михайловского замка в Петербурге.

Анализируя личностные качества тогдашних глав государств Европы, современников российского царя-идеалиста, можно предположить, что единственным, способным принять его рыцарский вызов, был первый консул Франции Наполеон Бонапарт. Но именно в тот год он стал союзником России в борьбе против Англии. А остальные европейские правители были храбры только на балах и в своих опочивальнях.

Положа руку на сердце: разве предложение Павла I не было благородным - и для начала XIX века, и для нашего времени? Неосуществимым - да! Но по-настоящему благородным. И российский государь показал себя наивным, но честным. Увы, эти качества в человеке часто неразрывны.

Через два месяца, 12 марта 1801 года, государь-идеалист был убит заговорщиками. Ни одна дуэль с враждебно настроенным европейским правителем так и не состоялась. Политические интриги оказались сильнее рыцарской чести.

Александр СМИРНОВ






Вернуться в «Правители и властители»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей