«Гастроли» афериста Маклакова

История знаменательных людей
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 319
Возраст: 37
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

«Гастроли» афериста Маклакова

#1 Сообщение zagadki-istorii » 21 ноя 2016, 16:11

Петербургские газеты начала XX века довольно часто помещали сообщения о Николае Маклакове, называя его международным аферистом за операции, проведенные в России и за рубежом. Многогранность и своеобразие афер невольно обращали на себя внимание и вызвали интерес к этому человеку.

Был юрист - стал артист


Николай Маклаков не был ни артистом, ни трезвенником. Тем не менее в 1900 году его приняли в труппу драматического театра при петербургском Народном доме попечительства о народной трезвости. Мать настояла, чтобы он взял псевдоним - негоже сыну генерал-лейтенанта Алексея Маклакова, пусть и скончавшегося к тому времени, подаваться в артисты!

Понятно, что не о такой карьере для единственного сына мечтали родители - Николай Маклаков получил диплом юриста, прекрасно владел несколькими иностранными языками. Начав в 1898 году адвокатскую практику, молодой человек понял: добиться какого-то положения на этой ниве можно лишь годам к сорока. К тому же связанная с его работой судебная волокита показалась ему делом наискучнейшим. Все это Маклакова не устраивало. Он привык к роскоши, вниманию женщин, веселью. Николай был недурен собой и пользовался успехом у представительниц прекрасного пола. Работа юриста в его понимании слабо сочеталась с вечным праздником, в который он хотел превратить свою жизнь. Именно такая жизнь, как ему казалось, поджидала каждого, ступившего на актерскую стезю.

И вот тут-то случай свел Николая Алексеевича с антрепренером Евгением Шубиным, который, узнав о желании Маклакова стать артистом, взял его в свою гастролирующую труппу. Красивый, статный, неробкого десятка и к тому же весьма образованный юноша, казалось, был создан для сцены, ну а актерскому искусству мог подучиться по ходу. Увы, вскоре Шубин пожалел, что пригрел у себя этого красавчика: ему стали приходить счета из ресторанов и дорогих магазинов. Новоиспеченный артист, не получив даже первого гонорара, принялся кутить напропалую.

Кроме того, он стал повсюду представляться сыном светила в области офтальмологии - московского профессора Алексея Маклакова, к которому обращались за помощью даже члены царской семьи. Известный врач незадолго до этого умер, и Николай, жалуясь провинциальным аристократам на тяжелое материальное положение после смерти отца, успешно занимал деньги, а то и получал их безвозмездно.

Словом, Шубин без сожаления расстался с этой «головной болью», как он называл молодого артиста. Самому Николаю полученный театральный опыт пригодился - его приняли в тот самый театр при Народном доме попечительства о народной трезвости. Там он даже стал популярен - дамам нравился симпатичный герой-любовник. В конце 1905 года Маклакова приняли в труппу гремевшего в то время театра «Фарс» на Невском проспекте. Вместо прежних ежемесячных 70 рублей он стал получать почти 400 - огромная сумма для актера!

Хлебный промысел


Несмотря на явные успехи, сцена наскучила 27-летнему Маклакову - не о таких деньгах он мечтал. С 1906 года начинается летопись его настоящих афер и крупных барышей.

Первым шагом на пути обогащения стал проект по выпуску энциклопедического справочника деятелей славянской музыки и театра. Начинающий издатель вовсе не собирался претворять задумку в жизнь - это был лишь повод для сбора денег. Маклаков распустил по Петербургу слух, что инициаторы проекта - семья купцов и меценатов Бахрушиных, которые якобы уже пожертвовали на энциклопедию 200 тысяч рублей. Кроме того, заинтересованность проявили и иностранные меценаты.

Сарафанное радио сработало! Проблем с набором сотрудников у Николая Маклакова не было. Правда, с каждого он требовал залог - от 130 до 1000 рублей в зависимости от предложенной должности. Плюс взятые в кредит дорогая мебель, картины и прочий антиквариат. В магазинах и подумать не могли, что подъехавший в шикарном экипаже издатель нашумевшей энциклопедии не заплатит за приобретенные вещи. Увы, все это сразу же перекочевывало в ломбард, а деньги - в карман Маклакова. Равно как и залоговые средства обманутых сотрудников...

Пока слух об этой афере не распространился по Петербургу, Маклаков провел еще одну, аналогичную. Он основал компанию по экспорту муки. Опять же, был распущен слух, что это филиал преуспевающей московской фирмы, у которой охотно покупает товар чуть ли не весь мир. Неудивительно, что и штат потребовался большой, а с каждого нового сотрудника Маклаков получал залог в среднем по 500 рублей. Попутно доход и здесь поступал из ломбарда: для новой конторы приобретались мебель, пишущие машинки и даже наручные часы от Павла Буре. Хлебным экспортом мошенник занимался чуть более месяца, но внакладе не остался - в отличие от обманутых сотрудников и владельцев роскошных магазинов...

От актрисы с приветом


Лина Кавальери. Итальянская оперная дива так же стала жертвой афёры Маклакова
В смекалке и оригинальности Николаю Маклакову не откажешь. Обаяние и настойчивость помогли ему разбогатеть на 10 тысяч рублей. При этом Маклаков использовал автограф известной итальянской певицы Лины Кавальери. Когда та в 1906 году приехала в Петербург дать несколько концертов, он умудрился добиться аудиенции, представившись родным братом главы кабинета министров Италии Сиднея Соннино. Безупречные светские манеры и беседа на ее родном языке убедили Кавальери в том, что перед ней уважаемый человек. В конце короткой встречи визитер попросил поставить автограф на специально принесенном листе дорогой бумаги. Мол, он вставит этот лист в рамку и будет гордиться знакомством с оперной звездой и прекрасной женщиной. Лина расписалась, и галантный кавалер откланялся.

Каково же было удивление певицы, когда через несколько дней она получила записку от влиятельного петербургского вельможи, в которой тот извещал, что выдал для нее 10 тысяч рублей господину Соннино! Как выяснилось, Маклаков приписал к полученному автографу несколько строк по-итальянски, где от имени Кавальери содержалась просьба дать ей на короткий срок эту сумму. С тех пор певица категорически отказывалась давать автографы.

Швейцарский «прокол»


Удивительно, но, проворачивая дерзкие аферы, Маклаков долго оставался на свободе. Как это часто бывает, попался он на мелочи. «Наследив» в Париже, он перебрался в Швейцарию, где по привычке съехал из гостиницы, не заплатив. Однако по местным законам это считалось тяжелым преступлением, и летом 1909 года импозантного господина из России препроводили в тюрьму.

Просидев в ней несколько месяцев, Маклаков написал прошение о переводе в Россию, которое швейцарские власти удовлетворили. По прибытии в Петербург его поместили в «Кресты», где аферист пользовался большим авторитетом у сидельцев дома предварительного заключения, поскольку многим оказывал услуги как юрист.

Спустя два года «слишком умного» заключенного, к радости начальства «Крестов», выпустили до суда под подписку о невыезде. Маклаков тут же открыл адвокатскую контору, которая пользовалась успехом, - из «Крестов» просочилась информация о его умении отстаивать права подследственных. Казалось бы, вот она - возможность заняться честным трудом, обеспечивающим умеренные потребности столичной жизни. Но 33-летний мошенник по-прежнему разводил случайных знакомых на приличные суммы: офицеров, чиновников и даже метрдотеля французского ресторана.

На суде в апреле 1912 года Маклаков защищал себя сам и не без успеха. Его приговорили лишь к году лишения свободы, а с учетом предварительного заключения - к шести месяцам.

Под небом Италии


Отбыв срок и решив временно не искушать судьбу на родине, мошенник отправился в Италию, где благодаря владению языком и темпераменту чувствовал себя как дома.

Однако в карманах у Маклакова было негусто, а потому он разработал план новой аферы. Очередной жертвой стал российский консул в Милане Александр Фитингоф-Шель. Прибыв к нему, он представился князем Георгием Багратион-Мухранским - сыном генерала свиты Его Величества. Готовясь к визиту, Маклаков изготовил копию телеграммы о получении перевода на 200 тысяч лир. В конце светской беседы именитый гость посетовал, что в воскресенье не может забрать в банке полученные от отца деньги. Консул намек понял и охотно предложил занять у него половину суммы до завтра. Князь искренне поблагодарил за услугу, взял 100 тысяч лир, попрощался и... исчез навсегда.

В 1916 году Маклаков вернулся в Петербург, где взял другую фамилию и не выходил из дома, не загримировавшись, - тоже пригодился театральный опыт. В это военное время он сделал ставку на трудности со снабжением самым необходимым. Переодевшись в мундир флигель-адъютанта и представляясь графом Толстым, аферист выманил у придворного архитектора Юлия Бенуа 1400 рублей якобы на приобретение корма для армейских лошадей. У другого архитектора, Павла Сюзора, - 200 рублей для покупки продовольствия для детей из приюта, который он якобы опекал. Попал в сети мошенника и художник Николай Рерих, который выдал ему 1100 рублей на продовольствие и краски для художников-инвалидов.

Осенью 1917 года Николай Маклаков не стал дожидаться дальнейшего развития революционных событий - он не привык работать в такой нервной обстановке. К тому же в 1913-1915 годах его полный тезка Николай Маклаков был министром внутренних дел и шефом жандармов (расстрелян в августе 1918 года). Как бы их не перепутали...

Наш герой отправился в любимую Италию. Там до самой смерти жил скромно, оставив мемуары, в которых рассказал о своих более чем 200 случаях мошенничества. Жаль, что Книга рекордов Гиннесса вышла в свет много позже - у Николая Маклакова был шанс попасть на ее страницы. Впрочем, он и так занял достойное место в летописи «славных дел» аферистов-аристократов.

Петр НИКОЛАЕВ









Вернуться в «Персональная история»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей