Князь Хилков - кочегар и министр

История знаменательных людей
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 319
Возраст: 37
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Князь Хилков - кочегар и министр

#1 Сообщение zagadki-istorii » 19 дек 2016, 13:07

В Москве у Царской башни Казанского вокзала установлен памятник «Создателям российских железных дорог» работы народного художника России Салавата Щербакова. На гранитном постаменте возвышается бюст императора Николая I в окружении бронзовых фигур выдающихся деятелей железнодорожной отрасли России XIX века.

О каждом из этих людей можно написать увлекательную книгу. Но сегодня речь пойдет о стоящем слева от царя господине с умным выразительным лицом и бородкой клинышком. На нем шинель и барашковая шапка, в руках он держит карту России. Это князь Михаил Иванович Хилков, человек с необычной биографией и судьбой.

Рельсы, манящие за горизонт


Князь Михаил Хилков - потомственный русский аристократ, по прямой линии ведущий свою родословную от князя Рюрика, а по материнской линии имеющий родственные связи с Нарышкиными и Долгорукими. А посему его детство и юность типичны для представителя русской золотой молодежи. Детские годы прошли в родовом имении князей Хилковых, селе Синево-Дуброво Бежецкого уезда Тверской губернии. Домашним учителем у юного княжича был известный в свое время писатель, сотрудник «Русского слова» и «Отечественных записок» Эдуард Циммерман, который оказался и неплохим наставником, не только давшим воспитаннику весьма приличное начальное образование, но и привившим ему любовь к путешествиям, науке, труду. В 1848 году четырнадцатилетний князь Михаил Хилков приехал в Санкт-Петербург и поступил в одно из привилегированных учебных заведений - Пажеский корпус. Он вышел из него прапорщиком. Затем - служба в лейб-гвардии Егерском полку, участие в Крымской войне.

Перед молодым аристократом открывалась блестящая карьера. Но рутина военной службы претила живому уму и пылкому воображению князя. В 1857 году в чине штабс-капитана Хилков вышел в отставку и вместе с другом и наставником Циммерманом отправился в двухлетнее путешествие по Европе и Америке, причем они добрались даже до Венесуэлы и Бразилии. Возвратившись домой, Хилков вел обычную жизнь русского помещика. В 1863 году к нему в Синево-Дуброво приехал однокашник по корпусу Михаил Анненков, продолжающий службу в Крыму. За обильным столом в дружеской беседе зашла речь о скверном состоянии российских дорог, о том, что Крымская железнодорожная линия до сих пор не проложена.

- Случись новая неприятность, и мы снова потащим пушки на волах! - посетовал Анненков.

Позже Михаил Хилков вспоминал: «Этот разговор изменил всю мою жизнь. Я долго не мог заснуть, а под утро мне привиделся бегущий за горизонт рельсовый путь... Рельсы, рельсы, рельсы. Нет им конца!» Князь решил, что его долг - принести пользу России, изучив железнодорожное дело «до последней гайки». А где это можно сделать? Только в Америке!

Меткие пули гвардейца


В 1864 году Хилков, раздав большую часть своих земель крестьянам, уехал в Соединенные Штаты и под именем Джона Меджилла устроился в англо-американскую компанию по сооружению Трансатлантической железной дороги простым рабочим, затем кочегаром, помощником машиниста и машинистом паровоза. Жил с женой и маленькой дочкой на скромное жалованье - два доллара в день. Работа была не только тяжелой, но и опасной.

Однажды на крутом подъеме между Шарлоттсвиллом и Уэйнсборо в Вирджинии поезд нагнала восьмерка бандитов. Главарь прямо с лошади махнул на лесенку, ведущую в кабину машиниста, проник внутрь и приказал остановиться, поскольку его друзья заинтересовались содержанием почтового вагона, в котором перевозились не только письма и посылки, но и деньги. Оскалившись, бандит лениво потянулся к кобуре - и рухнул вниз, получив в упор пулю, выпущенную из смит-вессона, мгновенно выхваченного кочегаром. Бывший гвардеец открыл прицельный огонь по всадникам, и через несколько секунд тела пяти бандитов свисали с седел, а двое уцелевших во весь опор скакали прочь от поезда, оказавшегося им не по зубам.

- Джон, где ты научился так стрелять? - спросил изумленный машинист. - На Диком Западе?

- Нет, на цивилизованном востоке, - усмехнулся кочегар.

Конечно, машинист ничего не понял. Ведь ни он, ни начальство и подумать не могли, что под маской Джона Мэджилла скрывается штабс-капитан лейб-гвардии Егерского полка князь Михаил Иванович Хилков.

За четыре года Мэджилл дослужился до заведующего службой подвижного состава и тяги Трансатлантической дороги, но неожиданно попросил расчет и отправился в Англию, на паровозостроительный завод в Ливерпуле, где за 10 месяцев прошел путь от подсобного рабочего до слесаря высшего разряда. Затем Хилков решил, что уже достаточно изучил железнодорожное дело и пора на родину.

Лучший железнодорожный министр


Князь Михаил Иванович Хилков прошёл путь от кочегара да министра и вложил всю душу в развитие российских железных дорог
Князь вернулся в Россию в 1870 году. Железнодорожный бум в стране был в самом разгаре, ежегодно строилось 1800 верст рельсовых путей, и высококвалифицированный специалист был, как говорится, нарасхват. За него боролись богатые частные компании, предлагали высокие оклады, но Хилков предпочел государственную службу. Он служил начальником пути на Курско-Киевской и Московско-Рязанской железных дорогах.

Во время Русско-турецкой войны 1877-1878 годов Михаил Иванович руководил действиями первого русского железнодорожного батальона. Солдаты под руководством отечественных инженеров за три с половиной месяца построили 300 километров колеи от Бендер до румынского Галаца. Такие темпы изумили и восхитили генерала Михаила Скобелева, который прилюдно обнял Хилкова:

- Ну, тезка, молодец! Я тебя не забуду.

Отличился князь и на строительстве Закаспийской железной дороги - первого в мире пути, проложенного по пустыне. Многие зарубежные специалисты не верили в успех этого предприятия, но русские инженеры с честью справились с возложенной на них трудной задачей.

В 1895 году Михаила Хилкова назначили министром путей сообщения с производством в тайные советники (что соответствовало военному чину генерал-лейтенанта). За 10 лет его пребывания в этой должности сеть российских железных дорог практически удвоилась - с 35 до 60 тысяч верст. Таких темпов железнодорожного строительства Россия не знала ни до, ни после Хилкова.

Но главным делом жизни князя и его особой заслугой перед страной стало строительство Транссибирской магистрали. Это крупнейшая в мире по протяженности железная дорога. Ее строительство велось в сложнейших климатических условиях, в вечной мерзлоте. Многие технические решения, найденные российскими инженерами, не имели аналогов в мировой практике. Французская газета «Ля Франс» писала: «После открытия Америки и сооружения Суэцкого канала история не отмечала события более выдающегося, более богатого прямыми и косвенными последствиями, чем постройка Сибирской дороги».

Сам Хилков регулярно выезжал на строительство Великого Сибирского пути, порой принимая весьма нестандартные решения. В частности, во время Русско-японской войны незавершенность Кругобайкальской дороги серьезно осложняла снабжение войск. Чтобы решить эту проблему, Хилков приказал проложить рельсы прямо по льду Байкала. Так и сделали. Вот только машинист испугался вести поезд. Тогда его место в кабине занял сам министр - и эшелон благополучно пересек озеро.

Корреспондент английской газеты «Таймс» подчеркивал, что князь Хилков оказался для Японии более опасным противником, чем военный министр Куропаткин.

Министр активно поддерживал еще один грандиозный проект - Сибирско-Аляскинскую трансмагистраль, которая должна была стать продолжением Транссиба и соединить Евразию с Америкой через Берингов пролив. Этим проектом заинтересовались американцы и готовы были вложить в него колоссальные средства. Идея концессии была одобрена российским министерством финансов и военным ведомством. Но после отставки Сергея Витте с поста министра финансов и Михаила Хилкова с поста министра путей сообщения этот грандиозный проект так и не был осуществлен.

В 120 километрах от Иркутска есть станция Слюдянка. В начале XX века она была центром Кругобайкальского участка Транссиба. Ее вокзал, по настоянию министра, был построен из местного мрамора. Перед ним установлен бюст князя Хилкова. Однако главным памятником этому замечательному человеку стал Великий Сибирский железнодорожный путь.

Николай ВАЛЕНТИНОВ









Вернуться в «Персональная история»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей