Лепанто: луки против аркебуз

Всё о войнах и военных конфликтах
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 319
Возраст: 37
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Лепанто: луки против аркебуз

#1 Сообщение zagadki-istorii » 30 дек 2016, 14:37

Битва при Лепанто, как принято считать, положила конец натиску Османской империи в западном Средиземноморье и чуть ли не спасла христианский мир от нового нашествия ислама. Это поражение, несмотря на его масштабы, никоим образом не помешало туркам выиграть войну. Чему на самом деле положило конец сражение при Лепанто, так это господству на море гребного флота.

В середине XVI века над христианской Европой нависла угроза полного завоевания османами. На протяжении десятилетий турки, ведомые Сулейманом Великолепным, наступали на суше и на море. Обладая огромной, хорошо обученной армией и современным флотом, османы постепенно превратились в гегемонов Средиземноморья.

Селим Пьяница


На западе туркам могли бы противостоять Испания и Португалия. Но они были заняты охраной своих коммуникаций с Америкой. Судоходство вдоль юга Пиренейского полуострова прекратилось, едва ли не полностью, а на побережье никто не рисковал селиться на расстоянии десяти миль от моря.

Франция вообще состояла с турками в союзе. Итальянские государства были разрозненны и, за исключением Генуи и Венеции, слишком слабы. Австрия отбивала яростные наскоки турок на Балканах. Но в 1566 году умер султан Сулейман. На османский престол взошел Селим II.

Он обладал амбициями, едва ли не большими, чем его отец, но был лишь бледной тенью Сулеймана. Впоследствии Селим получил унизительное прозвище Пьяница. Впрочем, поначалу он не мешал руководить всеми делами в империи визирю Сокколу Мехмеду.

Этот опытный политик знал, что Испания истощена восстанием морисков. Имея мирные договоры с Францией, Австрией и Венецией, можно было ударить по испанцам так, что на Пиренеях вновь утвердилась бы власть ислама.

Сокколу Мехмед призывал Селима начать войну как можно быстрее, так как на папский престол взошел Пий V, имевший хорошие отношения с Мадридом и поклявшийся положить конец исламскому пиратству в Средиземном море. Испания и Рим обсуждали вопрос создания реального военного союза.

Но Селим не послушал мудрого совета. Он приказал готовиться к экспедиции на Кипр, который намеревался отнять у Венеции. Этот остров словно вклинивался в турецкие владения и отстоял от метрополии почти на 2000 километров, что делало его весьма уязвимым. Однако было одно препятствие: мирный договор, заключенный с венецианцами. Пришлось прибегать к помощи духовных авторитетов, которые сочинили специальный фирман о якобы исконной принадлежности Кипра исламскому миру.

Венеции предъявили ультиматум. Та обратилась за помощью к христианским правителям. Франция, Австрия и Португалия отказались ей помочь. Зато король Испании Филипп II, папа римский Пий и итальянские государства помощь обещали.

Летом 1570 года турки высадились на Кипре, и их 70-тысячная армия легко загнала 10 000 венецианцев в Никосию и Фамагусту. Никосия пала через 45 дней, Фамагуста держалась год. За это время огромный флот союзников так и не попытался вступить в бой с турками, а когда все же дошел до Кипра, последовало известие о падении крепости.

Тем временем христианские правители учредили «Священную лигу» под патронатом папы римского. Она должна была выставлять ежегодно флот из 200 вымпелов, около 45 000 пехоты и 5000 кавалерии и посылать эти силы воевать с османами на наиболее угрожаемом участке. На 1571 год театром военных действий было выбрано Средиземное море. Кстати, удивительно не то, что христианские правители так долго тянули и позволили Селиму завоевать Кипр, а то, что они все же решились выступить.

Из Стамбула виднее


Турки призвали на помощь эскадры алжирских пиратов. Если бы Селим двинул свои силы против европейцев по отдельности, то огромный флот «Священной лиги» никогда бы не собрался воедино. Но вместо этого султан предпочел собрать все силы в кулак и дать генеральное сражение.

К тому же Селим сместил с поста капудан-паши (командующего флотом) Пияле-пашу, несогласного с султанским планом кампании. Вместо него османские эскадры в море вывел Али-паша Муэдзин-заде - человек, по словам современников, никогда не
управлявший даже шлюпкой. Это насторожило опытных флотоводцев: алжирца Улуджа Али и Мехмета Сирокко. Впоследствии их пессимизм и осторожность дорого стоили турецкому флоту.

Гребные суда и галеасы того времени были неповоротливы и плохо приспособлены к действию в открытом море. Поэтому две огромные эскадры двигались вдоль побережий и ждали сведений от сухопутной разведки. В конце сентября европейцам донесли, что османы стали лагерем в гавани Лепанто. Так что Хуан Австрийский, который командовал силами «Лиги», смог подкрасться к Патрасскому заливу и запереть выход из него.

4 октября Муэдзин-заде донесли, что противник где-то рядом. На военном совете разгорелся спор. Мехмет Сирокко говорил, что из гавани выходить не надо: скоро начнутся осенние шторма, и европейцы уберутся домой. Улудж Али, напротив, настаивал на решающей битве.

В конце концов, главнокомандующий просто показал приказ Селима: немедленно отыскать противника и разбить его. Из Стамбула, естественно, тому было виднее, как вести войну.

С рассветом оба флота двинулись навстречу друг другу. Хуан Австрийский полагал, что турки стоят в Лепанто, и готовился блокировать гавань. Али-паша надеялся выйти в открытое море и драться там. Около 7 часов утра оба поняли, что просчитались.

Они заметили друг друга почти одновременно, чему поспособствовали низкие болотистые берега, над которыми отлично были видны мачты и паруса.

Два часа ушло на построение в боевой порядок. Турки выстроились полумесяцем с ярко выраженными правым и левым флангами (Мехмет Сирокко и Улудж Али). Центр с главными силами занял сам Али-паша. Фланги осман нависали над противником.

В целом «лигисты» тоже построились традиционно - в линию, разбившись на фланги. Алжирцам противостоял генуэзец Джованни Дориа, а Мехмету Сирокко - венецианец Агостино Барбариго. Центром командовал сам Хуан Австрийский.

Группировки христиан были равны по силам, но главнокомандующий приготовил туркам сюрприз. Вперед он выдвинул галеасы, обладающие огромной по тем временам огневой мощью и большим, до 350 человек, экипажем, что позволяло вести бой с пятью-шестью галерами турок. Кроме того, дон Хуан выделил резерв, расположенный за галерами центра.

Кровавые волны


Битва при Лепанто
Примерно в девять утра противники построились и двинулись навстречу друг другу. В четверть одиннадцатого венецианские галеасы открыли огонь. Уже третий залп накрыл турецкий строй: две галеры стали тонуть, несколько были повреждены. Вместо того чтобы сократить дистанцию и начать абордажный бой, Муэдзин-заде приказал сбавить скорость и выровнять ряды. Он так же, как и дон Хуан, приказал атаковать флагманское судно противника, но, в отличие от оппонента, бросил на это все силы.

Вскоре центр превратился в сплошную мешанину, состоящую из нескольких десятков сцепившихся судов. Турки смогли пробиться к флагманскому кораблю дона Хуана, но легкие суда стремительно перебросили подкрепления, и теперь европейцы стали теснить османов. Те тоже попытались перебрасывать солдат с галеры на галеру, но для них этот прием был в диковинку.

Постепенно стало сказываться превосходство европейцев в вооружении. Испанская и германская пехота была вооружена и обучена даже лучше янычар, не говоря о простых турецких солдатах. Огнестрельное оружие давало преимущество над луками. А в довершение всего оказалось, что на христианских галерах больше абордажников - по 150, а то и 200 против 50-100 у османов. Так что европейцы легко выдерживали бой с несколькими галерами, захватывая их одну за другой.

Именно это стало причиной гибели турецкого правого фланга. Мехмет Сирокко смог было окружить эскадру Барбариго, но венецианцы отразили все атаки, даже несмотря на смертельное ранение своего командира. В итоге около 30 галер Сирокко, увлекшись маневром, попали на мель, и их экипажи разбежались.

Около двух часов пополудни перестал существовать и левый фланг турок. Улудж Али все же был не адмиралом, а разбойником. Так что он пошел на прорыв не для того, чтобы помочь Муэдзин-заде, а желая выйти из боя. Его пираты, правда, взяли на абордаж несколько галер и чуть не уничтожили небольшую эскадру противника, но вскоре бросили все и ушли в открытое море.

Бой еще продолжался некоторое время, но это было уже скорее истребление поверженного противника. Один турецкий командир бежал, второй был убит, а третий умирал от сильнейших ожогов на вражеской галере. Так что даже приказа об отходе отдать было некому.

Разгром был полным. Турки потеряли 224 корабля, из них 117 - взятыми в плен. «Лигистам» досталось около 300 орудий противника. Было освобождено почти 15 000 гребцов-невольников. Почти 30 000 турецких солдат и матросов погибли и около 5000 попали в плен. Вместе с кораблями утонули около 12 000 гребцов.

Европейцы потеряли всего 17 кораблей (один - захваченным, но его впоследствии бросили алжирцы) и около 9000 человек убитыми. Сколько человек умерло от ран во время перехода победителей на остров Корфу, неизвестно.

Учитывая общее число потерь, можно смело утверждать, что сражение у Лепанто получилось даже более кровопролитным, чем сухопутные битвы того же времени. С тактической же точки зрения оно было куда менее интересным, чем крупные морские сражения античности. Неудивительно, что гребные суда вскоре отошли на задний план: с развитием артиллерии тактика морского боя существенно изменилась.

А вот военного значения, несмотря на свой масштаб, битва у Лепанто не возымела. Турки, воспользовавшись разногласиями союзников, быстро построили новый флот и принудили Венецию заключить выгодный мир - отдать Кипр и выплатить большую контрибуцию. А через несколько лет османы продолжили экспансию в Средиземноморье, захватив Тунис.

Борис ШАРОВ


Храбрость и глупость

Муэдзин-заде был плохим моряком, но превосходным лучником. Во время сражения он дрался рядом с простыми солдатами, убив и ранив много солдат противника. Но даже тяжелые аркебузы христиан были эффективнее луков. А турецким морякам Муэдзин-заде запретил брать на борт огнестрельное оружие как ненадежное. В конце концов, турецкий главнокомандующий был убит. Его голову отрубили и подняли на пику, что окончательно деморализовало турецких солдат.




Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг





Вернуться в «Военная история»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей