Великолепная восьмёрка

Политическая ситуация на планете
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 323
Возраст: 37
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Великолепная восьмёрка

#1 Сообщение zagadki-istorii » 07 янв 2017, 20:34

За всю историю человечества не так уж и часто можно было наблюдать согласие так называемых великих держав по тому или иному вопросу. Обычно они ссорились по поводам и без, делились на враждующие лагеря и предъявляли друг другу претензии. Чаще всего это приводило к войнам, но зато страны поменьше и послабее могли, балансируя между интересами «тяжеловесов», отстаивать и свои интересы. Но как только речь заходила о возможности заняться грабежом, мировые столицы тут же демонстрировали трогательное единодушие.

К концу XIX века Цинская империя представляла жалкое зрелище. На троне восседала бывшая наложница, называвшая себя вдовствующей императрицей Цыси. Вокруг нее вертелись десятки, если не сотни всевозможных авантюристов, расхитителей и пройдох. Несколько войн, проигранных европейским державам и даже Японии, наглядно показали слабость Поднебесной. Был окончательно утрачен контроль над Вьетнамом и Кореей.

«Китайский пирог»


Китай в конце XIX века подвергся откровенному разграблению. Иностранные компании и просто искатели легкой наживы все меньше церемонились с императорской властью и выдвигали все более наглые требования. Их всегда готовы были поддержать дипломаты и военные. Страну наводнили толпы миссионеров и торговцев. Некоторые территории в открытую были захвачены Германией, Британией, Японией и Россией. Все это прикрывалось договорами, которые иностранцы навязывали Пекину.

Урвать кусок «китайского пирога» норовили даже такие «великие морские державы», как Бельгия, Испания и Австро-Венгрия. Самое интересное, что из-за раздела сфер влияния в Поднебесной до поры до времени не возникало конфликтов. Зарвавшуюся было Японию (она аннексировала Ляодунский полуостров) быстро поставили на место Россия, Франция и Германия.

Во всех этих пасьянсах не учитывалось только мнение самих китайцев. За неравные договора с иностранцами расплачиваться в конечном счете приходилось именно им. Попытки отдельных патриотов, изредка попадавшихся в императорском дворце, что-то исправить ни к чему не приводили.

Например, не успел популярный в народе политик Кан Ювэй начать модернизацию законодательства и системы государственного управления (Сто дней реформ), как Цыси передумала, устроила дворцовый переворот и казнила ею же назначенных реформаторов.

Окончательно накалило ситуацию бесконтрольное проникновение иностранных товаров и производств в Китай, особенно на север страны. Продукты фабричного производства вытесняли предметы традиционного ручного труда. Строительство железных дорог ударило по тем, кто занимался извозом и связью: лодочникам, возчикам, носильщикам, погонщикам и охранникам.

Миллионы людей теряли источники существования, правительство же словно ничего не замечало. Объективно говоря, императрица ничего и не могла сделать. Но и в без того плачевное положение вмешалась стихия: несколько лет подряд на севере страны случились неурожаи из-за небывалой засухи. Внешне ситуацию усугубляли сотни миссионеров, наводнивших страну и, увы, не всегда корректных по отношению к традиционным китайским культам.

«Справедливость» с кулаками


Все это не могло не привести к народным волнениям. Северные провинции Поднебесной - Шаньдун и Чжили - запылали. К осени 1898 года там действовали сотни отрядов, возникших стихийно и называвшихся по-разному. Но цели у них были одинаковые - уничтожение иностранцев, особенно христиан. Если же христианином оказывался китаец, то ему давали возможность отречься.

Постепенно из множества названий, в которых почти всегда фигурировало слово «справедливость», за такими отрядами закрепилось прозвище «Ихэтуани» (бойцы справедливости, или справедливый кулак). Многие из них практиковали кунг-фу разных стилей, и потому от европейцев они получили название «боксеры». К тому же боевые единоборства были неплохим выходом в ситуации острой нехватки оружия.

Вскоре разрозненные отряды стали действовать сообща. У них даже появился свой устав. Каждый ихэтуань должен был подчиняться верховному командованию, помогать своим товарищам, придерживаться буддизма, не совершать преступлений, не уклоняться от боя, не нападать на других ихэтуаней, не мародерствовать, все захваченное имущество сдать местным властям для пополнения казны и убивать христиан.

Ихэтуани считали себя неуязвимыми для пуль и снарядов, что даже было закреплено в уставе. Они полагали, что ихэтуань, нарушивший волю командования или богов, терял такие способности, а духи отворачивались от него.

Особенную неприязнь ихэтуаней вызывали немцы, отличавшиеся бесцеремонностью даже на фоне грабителей других национальностей. Постепенно начались столкновения восставших не только с местной администрацией, но и с иностранными контингентами. Решать эти споры должны были китайские чиновники, которые обычно объявляли виноватыми китайцев.

2 ноября вожди ихэтуаней провозгласили всеобщий поход против иноземцев и центрального правительства. До провинций дошли слухи о реформах Кана Ювэя, которые ничего, кроме раздражения, у крестьян не вызвали. Так что аристократия и буржуазия Поднебесной тоже оказались противниками восставших. Посланные против ихэтуаней войска потерпели ряд поражений. Их число достигло 100 тысяч человек.

В этот момент Цыси и ее двор встали на сторону ихэтуаней, полагая, что с их помощью можно будет избавиться от иностранцев, а потом уж разобраться и с восставшими. Есть мнение, что даже устав «бойцов справедливости» писался в Пекине с помощью чиновников.

Однако восставшие не имели четкого плана действий и приостановили наступление, они готовили свои войска к походу на Пекин. Цыси тоже медлила, так как находилась в столице, окруженная европейскими миссионерами и иностранными войсками. Время было упущено.

Резня в Посольском квартале


В мае 1900 года ситуация снова обострилась. По многим китайским городам прокатились массовые демонстрации, поощряемые местными чиновниками и эмиссарами центрального правительства. Кое-где они переросли в погромы, в Бэйгуане сожгли здание русской православной миссии. Россия перебрасывала войска на север Китая, готовясь к подавлению восстание. Тем же занялись и британцы.

Европейские и американские газеты запестрили заголовками о «варварах, с особой жестокостью истребляющих христиан». Удивительно, но православные, католики и протестанты словно забыли о многовековых разногласиях. Вернее, забыли правительства стран, собиравшихся, пользуясь случаем, пограбить Китай.

Вмиг смолкли все разногласия относительно сфер влияния. Японцы готовы были с оружием в руках защищать русский Порт-Артур, русские спешили вступиться за французскую факторию в Тяньцзине, американцы готовы были драться за британский Гонгконг. То, что еще год назад было чуть ли не поводом для войны, и стало таковым через пять лет, забылось и уступило место дипломатии. Возник «Альянс восьми» - союз самых «развитых» стран мира, целью которого было совместное подавление восстания ихэтуаней.

Англия, США, Франция, Россия, Германия, Япония договорились послать в Поднебесную войска для, как они говорили, защиты христианства, собственности европейцев и общественного порядка. К ним присоединились также Италия и Австро-Венгрия, а полную поддержку высказали Испания, Бельгия и Нидерланды.

Тем временем ихэтуани двинулись на Пекин и осадили европейские кварталы в Тяньцзине. Европейцы попытались занять Пекин первыми, но не успели. Ихэтуани захватили столицу, где немедленно начались погромы и убийства иностранцев. В частности, была перебита обслуга японского посольства. Цыси открыто выступила в поддержку восставших, после чего на их сторону перешли правительственные войска.

Теперь союзники предъявили ультиматум вдовствующей императрице: сдать все военно-морские форты и открыть беспрепятственный проход в Пекин войскам международной коалиции для защиты посольского квартала. Одновременно командование союзной эскадры (корабли Англии, Франции, России, США, Австро-Венгрии и Японии) договорилось о решительных действиях.

Когда форты Дагу, прикрывавшие Пекин, не спустили китайские флаги, они были сметены корабельной артиллерией. На следующий день - 17 июня - в Инкоу высадилась русская бригада. В ответ 20 июня ихэтуани напали на посольский квартал в Пекине, причем был убит германский посол фон Кеттлер. Императрица, уже сто раз пожалевшая о поддержке восставших, вынуждена была объявить войну союзным державам. Она все еще боялась ихэтуаней больше, чем коалицию.

Коалиция атакует


Казнь участников "Восстания боксёров". Эту работу европейцы так же возложили на китайцев
В ночь на 24 июня ихэтуани устроили в Пекине настоящую резню, перебив несколько сотен христиан, в основном из местных жителей. Газеты по всему миру немедленно подхватили эту новость, увеличив число жертв чуть ли не до десятков тысяч человек. Лучшего повода для того, чтобы усилить свои контингенты и начать полномасштабное наступление, было не придумать.

К тому же ихэтуани, вдохновленные тем, что смогли взять под свой контроль Пекин, предприняли ряд наступательных акций. Они осадили Харбин, попытались выбить русский гарнизон из Инкоу и даже обстреляли из пушек Благовещенск. Им удалось нанести поражение англо-британскому отряду Сеймура.

Ответные меры не заставили себя ждать. Полномасштабное наступление развернула с севера Россия. Высадила крупную группировку Япония. Из Индии начали переброску своих войск британцы. Даже французы, немцы, австрийцы и американцы сформировали небольшие отряды для сухопутных операций.

Главной целью был избран Пекин, но Россия попутно начала, оккупацию Маньчжурии. Предлогом послужила необходимость охраны строившейся КВЖД и деблокирование гарнизона в Харбине. Ихэтуани против регулярных войск ничего не могли поделать, а императорское правительство пребывало в ступоре.

Цыси то призывала солдат и офицеров к борьбе с иноземцами и подвигам во славу родины, то посылала к европейским генералам парламентеров, которые вели тайные переговоры. Да и не все солдаты регулярной китайской армии горели желанием воевать вместе с бандитами, каковыми считали ихэтуаней. Часто они просто стреляли им в спину или без боя сдавали позиции, оставляя «боксеров» одних против вооруженного до зубов противника.

13 августа 1900 года коалиционные силы уже подошли к Пекину. В авангарде двигались русские части, которые после короткой артподготовки с ходу ворвались в город. Японцы, получившие приказ во что бы то ни стало опередить соперника, опоздали. Когда они ворвались в Пекин с другой стороны, русские уже вели уличные бои и пробивались к императорскому кварталу. Еще позже в китайскую столицу ворвались американцы и англичане. Цыси бежала из города, вслед за ней без боя ушли правительственные войска. К 16 августа был захвачен почти весь город.

Табачок врозь


Ихэтуани терпели поражения на всех фронтах, и вскоре стало ясно, что их дело проиграно. Цыси тут же отреклась от них и перешла на сторону иностранцев. Поняв, что дело в шляпе, те тут же перессорились.

Британия и Германия, ничем не прославившиеся во время войны и уступавшие всем по размерам контингента, но зато наиболее ненавидимые китайцами, предложили ограничить экспансию в Поднебесную. Японцы потребовали у России вывести войска из Маньчжурии. Все вразнобой стали предъявлять ультиматумы императорскому правительству, порой оспаривая ультиматумы друг другу и противореча самим себе.

В конце концов, российские представители заявили, что их войска покинут территорию Китая только тогда, когда там будет восстановлен порядок - то есть, когда пожелают. Возразить союзникам было нечего, так как Россия контролировала ситуацию и могла перебросить войска быстрее всех. Петербургу решили уступить.

Новый договор с Китаем был подписан в сентябре 1901 года, когда бои с ихэтуанями еще продолжались в Маньчжурии и Шаньдуне. Теперь императорское правительство вынуждено было пойти на все самые унизительные условия. Порт-Артур и Ляодунский полуостров на 25 лет отходил России. Китайскому правительству запрещалось собирать налоги и в течение 10 лет ввозить в страну оружие и боеприпасы.

Императрица Цыси также обязалась срыть форты Дагу, допустить в посольский квартал Пекина на постоянной основе иностранные войска, а по дороге от столицы к морю создать опорные пункты европейских военных. Кроме того, на Китай возлагалась огромная контрибуция в 450 000 000 лян (1 лян - около 50 г серебра). Большую ее часть (30%) сообразно военному вкладу в победу вытребовала себе Россия. Кроме того, она, ничем это не оговорив, оставила свои войска в Маньчжурии.

По сравнению с Германией, которая, помимо 20% контрибуции, вытребовала себе только извинения за убийство посла и памятник ему в Пекине, Россия могла чувствовать себя победительницей. Но совсем скоро разразилась Русско-японская война, положившая конец всем этим приобретениям и полностью перевернувшая ситуацию в регионе в пользу Японии.

Олег КРУГЛОВ




Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг





Вернуться в «История и политика»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей