Люди в клетке

Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 332
Возраст: 37
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Люди в клетке

#1 Сообщение zagadki-istorii » 16 янв 2017, 09:03

Люди во все времена были падки до зрелищ. Особенно каких-нибудь кровавых или экзотических. Потому-то в древности неизменным успехом пользовались гладиаторские бои, публичные казни, цирки уродов... А в просвещенном XIX веке, когда большинство жестоких шоу были официально запрещены, придумали особое развлечение, которое получило вполне приличное название - этнографические выставки. По сути же это были... человеческие зоопарки.

Поглазеть на дикарей


Такие выставки вплоть до 1930-х годов проводились по всей Европе - в Антверпене и Лондоне, Барселоне и Милане, Варшаве и Гамбурге. Россия тоже не осталась в стороне от новомодного тренда, и в Санкт-Петербурге можно было периодически увидеть аттракцион вроде «Деревни Сомали», что показывали в луна-парке. Подобные зрелища пользовались большим успехом. Их посещали сотни тысяч человек. А потому даже знаменитая Всемирная выставка не обходилась без того, чтобы не представить публике каких-нибудь аборигенов. Выходцы из далеких колоний сидели за решетками в особых загонах, а посетители ходили вдоль этих решеток и глазели на дикарей, как на животных. Организаторы выставок требовали от подопечных, чтобы те в полной мере демонстрировали образ жизни своих народов. И «экспонаты» безропотно повиновались. Европейцы наблюдали, как камлает шаман в окружении индейцев, как негры лазают по деревьям, а эскимосы пляшут вокруг костра...

Готтентотская Венера


Сара (Саарти) Баартман - готтентотская Венера
Особый интерес вызывали африканские женщины. Их заставляли раздеваться догола и показывать свои прелести всем желающим. Самой знаменитой негритянкой стала Сара (Саарти) Баартман, которую привезли из Южной Африки в Великобританию в 1810 году. И по сей день она остается неким печальным символом для борцов против расовых предрассудков. Отличительной чертой Сары была ее необычная фигура: как и все женщины из народности готтентотов, она обладала широкими бедрами и, главное, чрезвычайно выпирающими и поднятыми вверх ягодицами. Эта особенность строения тела имеет свое название - стеатопигия. Сара была рабыней в семье бурских фермеров в Кейптауне. А потом шотландец Уильям Данлоп и местный чернокожий предприниматель Хендрик Цезарь убедили ее поехать в Великобританию, где, по их словам, можно было заработать кучу денег, просто выставляя напоказ свое мощное тело. Сара согласилась. Вот только, кроме унижений, она ничего не получила. За то, чтобы поглазеть на готтентотскую Венеру, так прозвали Сару в Великобритании, люди платили по два шиллинга, а за дополнительную плату им разрешалось потыкать женщину пальцем или палкой прямо в ягодицы.

Ученые всерьез обсуждали ее физиологические отличия от европейских женщин. Считали, что Сара находится на более низкой ступени человеческого развития, даже великий Жорж Леопольд Кювье, основоположник сравнительной анатомии и палеонтологии, после ее смерти лично расчленил тело этой женщины, чтобы посмотреть, что в нем было не так. Вот только причину смерти он почему-то не удосужился установить. Теперь уже никто не узнает, что убило Сару - пневмония, оспа или сифилис. 29 декабря 1815 года она умерла в Париже, где нашла свое последнее пристанище в цирке, выступая перед публикой наравне с дикими животными. После того как Кювье изучил останки Сары, они были отправлены в Музей человека. И только спустя почти 190 лет после смерти готтентотской Венеры эти останки, по настоянию Нельсона Манделы, были переправлены на родину - в ЮАР - и захоронены.

Сделай страшное лицо!


Коренные жители колоний попадали в Европу разными путями. Одних увозили силой, а другие ехали сами в надежде заработать денег. Правда, богатели только их «менеджеры». Сами же «экспонаты», как правило, возвращались на родину ни с чем или же, как Сара, просто умирали, став жертвами не только грубого обращения и унижений, но и болезней, которые вовремя никто не распознал.

Такая судьба постигла две семьи эскимосов с полуострова Лабрадор, по собственной воле прибывших в Гамбург в сентябре 1880 года. Инициатором поездки стал Авраам Ульрикаб, глава одной из семей. На эту поездку его соблазнил Адриан Якобсен, норвежский этнограф, который путешествовал по северу и вербовал представителей местных народов для участия в этнографических выставках.

Ульрикаб не был дикарем. Он принял христианство, овладел грамотой, обучился игре на скрипке. Его пытливый ум жаждал знаний и открытий, что стало еще одной причиной отъезда в Европу. О том, насколько продвинутым был этот эскимос, свидетельствует его дневник, который Ульрикаб вел на протяжении своего путешествия. Правда, оригинал был утерян, зато остался его перевод на немецкий, который обнаружили только в 1980-х годах. Об ироническом складе ума нашего дикаря свидетельствует хотя бы вот этот эпизод в его описании: «Публика ринулась к нашему загону... Наши хозяева начали громко кричать, чтобы прекратить давку, но ни у кого словно не было ушей. Тогда они попросили меня что-нибудь предпринять. Я взял в руки кнут и гренландский гарпун, а потом сделал страшное лицо...»

Очень скоро Ульрикаб понял, что совершил ошибку, предприняв это путешествие. Теперь он страстно мечтал вернуться на родину к своим соплеменникам. Но судьба распорядилась иначе. В Дармштадте, где проходило очередное шоу, внезапная болезнь начала буквально косить членов группы. Только когда умерли трое из восьми эскимосов, врачи поставили диагноз - оспа. Как выяснилось, эскимосам никто не удосужился вовремя сделать прививки. Членам группы срочно ввели вакцину, но было уже поздно. В январе следующего, 1881 года, уже в Париже, друг за другом умерли и остальные.

Я - человек!


Впрочем, некоторые встречали смерть как избавление. Расставшись с иллюзиями, «дикари» и сами уже были готовы свести счеты с жизнью. Именно так поступил знаменитый в США «экспонат» - пигмей Ота Бенга. Возвращаться ему было некуда, поскольку родную деревню Бенги в Бельгийском Конго разгромили солдаты. А в новом мире он так и не нашел для себя места. Впрочем, со своим непосредственным нанимателем, американским путешественником Сэмюэлем Филлипсом Вернером, Бенга даже подружился. И тот, надо отдать ему должное, по мере сил пытался получше устроить жизнь своего подопечного, которого в 1904 году отправил на Всемирную выставку в город Сент-Луис, что в штате Миссури. Группа африканцев, среди которых был и Бенга, вызвала огромный интерес публики. Но именно крохотный пигмей приковал к себе все взгляды. «Единственный настоящий африканский людоед - теперь в США», - писала одна из газет. А чтобы реклама не казалась голословной, Бенга с готовностью демонстрировал свои зубы, похожие на острые клыки: так затачивали зубы всем мальчикам в его родной деревне во время обряда посвящения в мужчины.

Организаторы подобных антропологических выставок, среди которых были и известные ученые, представляли аборигенов не иначе как переходное звено в эволюции между обезьяной и человеком. А потому и сам Ота Бенга, уже работая «зверюшкой» в зоопарке Бронкса, был переведен в обезьянник, где самым ярким экспонатом был орангутан по кличке Догонг, обученный всяким трюкам. Когда пигмей обнимался со своим человекоподобным приятелем, зрители только охали:

- Как же они похожи!

А Бенга, подражая приматам, бил себя в грудь и скандировал:

- Я - человек! Я - человек!

Пигмею выдали лук и стрелы, и он развлекал публику, показывая свое искусство стрелять по мишени.
За Бенгу вступились афроамериканские священники, которые возмущались тому, что представителей их расы не воспринимают как людей. В прессе развернулась дискуссия о том, страдает ли «получеловек» Бенга от того, что живет в клетке, или не очень. В результате ему все-таки разрешили свободно гулять по зоопарку. Однако ни к чему хорошему это не привело: посетители только смеялись над туземцем, щипали и оскорбляли его. В результате выход все же нашелся: Бенгу поместили в приют для цветных сирот под покровительством церкви. А в 1910 году его удалось пристроить в семью в штате Виргиния.

Бедный, бедный Бинго...


Казалось бы, бедолаге наконец повезло. Местные активисты помогли ему лучше овладеть английским и определили в начальную школу. Бенге даже укоротили зубы, чтобы он мог стать частью общества. После учебы Бенга устроился работать на табачную фабрику, где скоро приобрел репутацию бесценного сотрудника, поскольку умел без всяких лестниц забираться вверх по длинным шестам, чтобы срывать табачные листья. Рабочие прозвали его Бинго и с интересом слушали рассказы пигмея о его жизни, расплачиваясь с ним бутербродами и пивом.

Но Бенга все же не чувствовал себя полноправным членом общества. И снова начал мечтать о возвращении в Африку, пусть даже в чужое племя. Но грянула Первая мировая война, морское сообщение было прервано, и мечты развеялись в прах. Пережить полное крушение надежд Бенга просто не смог. Ему удалось где-то выкрасть пистолет. 20 марта 1916 года Бенга спрятался в сарае, развел церемониальный костер и застрелился.

Елена ГАЛАНОВА






Вернуться в «Разное»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей