Учительница Маты Хари

История спецслужб, разведки и спецопераций
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 332
Возраст: 37
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Учительница Маты Хари

#1 Сообщение zagadki-istorii » 09 фев 2017, 09:00

Самой известной шпионкой Первой мировой войны стала Мата Хари. А вот самой эффективной может быть признана ее непосредственная начальница - Элизабет Шрагмюллер, более известная как Фрейлейн Доктор.

Элизабет Шрагмюллер не соблазняла политиков и военных ради получения информации. Она не работала в тылу неприятеля и не совершала диверсий. Зато ее можно назвать выдающимся руководителем и организатором, поскольку именно она сумела придать разведывательной деятельности системность.

Туманная биография


Биография Шрагмюллер покрыта туманом. В своих мемуарах она мало говорит о личной жизни. Зато много сообщает о методах разведывательной работы, которые к моменту выхода мемуаров уже не представляли собой тайны, поскольку использовались практически всеми спецслужбами. Но зачастую символический патент на изобретение этих методов принадлежал именно Фрейлейн Доктор.

Родилась она в 1887 году в Германии. Отец происходил из семьи потомственных офицеров вестфальской армии (влившейся в 1870 году в общегерманскую). Мать принадлежала к старинному ганноверскому дворянскому роду. Элизабет получила отличное образование в университетах Берлина, Лозанны и Фрайбурга, где изучала общественные науки. Судя по всему, она стала одной из первых женщин в Германии, получивших ученую степень, однако так ли это, и если да, то в какой области знаний, достоверно не известно.

Ходили слухи, будто до войны она работала на германский Генштаб, разъезжала по Франции, Голландии и Великобритании под фальшивыми именами баронессы д'Аспремонт и графини де Лувен. Сама Шрагмюллер не о чем подобном не сообщает.

Осенью 1914 года патриотично настроенная особа решила послужить родине и отправилась в оккупированную Бельгию, чтобы работать в отделе военной цензуры.

Определили ее в сектор, занимавшийся просмотром переписки между сражавшимися на фронте бельгийскими военнослужащими и их родственниками на оккупированной территории. Понятно, что в подобной корреспонденции, авторы и адресаты которой знали, что их письма просматриваются врагами, трудно было выловить что-нибудь ценное. Но у Шрагмюллер это получалось.

Ее перевели в брюссельский центр военной разведки, замыкавшийся на самом шефе военной разведки рейха, начальнике отдела III В генерального штаба майоре Вальтере Николаи.

Дама из Антверпена


В задачу Шрагмюллер входили инструктаж агентов, поддержание с ними связи и проверка поступающих сведений. Довольно быстро она пришла к выводу, что все делается слишком примитивно и занялась перестройкой работы. Николаи был впечатлен этим энтузиазмом и весной 1915 года поручил ей руководство самостоятельным разведцентром в Антверпене. Тогда-то за ней и закрепился уважительный псевдоним Фрейлейн Доктор.

Она развила столь бурную деятельность, что постепенно ее агенты начали расползаться не только по французскому тылу, но и по Великобритании, а также нейтральным Нидерландам. Вместо вербовки крупных фигур она сделала ставку на людей непримечательных, но имеющих способность к разведработе. Для начала в Антверпене была создана первая в мире школа подготовки шпионов, где учили навыкам сбора информации, ухода от слежки, составления шифровок и прочим специфическим навыкам.

Агентов хорошо мотивировали деньгами, но платили только за действительно ценную, надежную и свежую информацию. С теми, кто пытался вести двойную игру, Фрейлейн Доктор могла расправиться очень изящно. Например, поручала агенту бессмысленное задание и сдавала его, при этом подкинув противнику такие улики, что «двойник» отправлялся на виселицу или гильотину. Информация о том, что произошло, в воспитательных целях доводилась до других сотрудников.

Формировать свою команду Шрагмюллер начала с французских дезертиров, укрывавшихся в нейтральной Швейцарии. Их снабжали фальшивыми отпускными удостоверениями и засылали на тыловые железнодорожные узлы неприятеля, где они должны были знакомиться с солдатами, выведывать у них информацию и склонять к дезертирству. За каждого дезертира выплачивалась премия, поскольку отказаться от сотрудничества с немецкой разведкой у них уже не получалось. Иначе, как объясняла Фрейлейн Доктор, швейцарские власти могли выдать их Франции, где ничего, кроме смертной казни, им не светило.

Но французская контрразведка тоже не зря ела свой хлеб. Постепенно система солдатских документов усложнилась до такой степени, что регулярно отслеживать все изменения просто не представлялось возможным.

Тогда Фрейлейн Доктор переключилась на оседлых агентов. Одним из них стала дочь шведа и датчанки Ева де Бурнонвиль, устроившаяся в Англии в отдел военной цензуры, контролировавший переписку жителей Лондона со Стокгольмом и Копенгагеном. Таким образом, она без опаски обычной почтой пересылала собранную информацию на шведские и датские адреса, поскольку ее собственные письма проходили через ее же руки как цензора.

Однако любопытная Ева вызвала подозрения у двух офицеров, которые рассказали ей о якобы новой пушке. Одновременно контрразведчики начали просматривать проходившую через руки госпожи цензора корреспонденцию. Естественно, в одном из ее собственных писем содержались фальшивые данные о никогда не существовавшем артиллерийском орудии. Ева предстала перед судом, получила пожизненное заключение, а в 1922 году ее депортировали. Другим подопечным Фрейлейн Доктор повезло меньше.

Кавалер Железного креста


Агенты Маринус Джансен и Ганс Рооз работали в Англии как представители табачной фирмы «Дирке и компания». Собранные сведения они телеграммами отправляли якобы в свой головной офис в Голландии, а уже оттуда они шли немецкому командованию. Шифр был нехитрым.

Например, отправленная из Портсмута телеграмма с просьбой выслать 10 тысяч сигар «Гавана», 4 тысячи «Ротшильдов» и 3 тысячи «Коронас» означала, что в этом порту находятся 10 миноносцев, четыре крейсера и три линкора. Агентов в конце концов раскрыли, арестовали и расстреляли.

Шпионы Йозеф Маркс и одна из лучших учениц Фрейлейн Доктор, известная под псевдонимом Сюзетта, тоже переправляли сведения обычной почтой. Но шифровали их различными комбинациями марок. Например, перуанская марка с изображением моста в Паукартамбо означала, что речь идет о военно-морской базе в Ферт-оф-Форте; гаитянская марка с восставшими чернокожими рабами информировала, что речь идет о военном снаряжении. Впрочем, передать все сообщение одними марками не получалось, и часть информации содержалась в письме. Однако британские контрразведчики умели читать между строк и смогли арестовать Маркса. Сюзетта успела скрыться. Ее подельник сотрудничал со следователями и сумел избежать смертной казни, но просил посадить его в тюрьму понадежнее, поскольку боялся «этой женщины из Антверпена».

Британцам удалось внедрить в антверпенский центр своего человека, но Фрейлейн Доктор лично застрелила его после провала особо ценного агента, об отправке которого знали только она сама и британский разведчик.

Доставалось от Фрейлейн Доктор и коллегам-соотечественникам. Одно время она бомбардировала Генштаб сообщениями о новом оружии британцев - танках. Однако эксперт, которому были направлены эти сообщения, вынес вердикт: «Этот так называемый танк бесполезен в бою против артиллерии и мощных мин». После сражения при Камбре в конце 1917 года выяснилось, что танки вовсе не бесполезны. Фрейлейн Доктор послала эксперту копию своего отчета с его резолюцией и револьвер. Адресат намек понял и застрелился.

Войну Шрагмюллер закончила в чине обер-лейтенанта и с Железным крестом 1-й степени. Учитывая нравы кайзеровской армии, это можно считать экстраординарным достижением.

Английский разведчик Эрнст Кукридж утверждает, что в 1934 году навещал Фрейлейн Доктор в швейцарской богадельне и записал ее отзыв о Мате Хари: «Я пыталась учить ее, но она не была достаточно интеллигентной, и по ее мнению, шпионить означало хорошо проводить время с высокопоставленными мужчинами. Мы никогда не получали от нее ничего ценного. Она действительно сама виновата в том, что была расстреляна французами. Она была глупышкой, которая болтала слишком много...»

О дальнейшей судьбе Элизабет известно не больше, чем о молодости. Считается, что в 1920-е годы она бедствовала, но позже стала профессором Мюнхенского университета и скончалась 24 февраля 1940 года. А информация о ее имени и карьере была рассекречена лишь в 1945 году.

Дмитрий МИТЮРИН






Вернуться в «Специстория»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость