Корнет Савин. Жизнь полна удовольствий...

История знаменательных людей
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 319
Возраст: 37
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Корнет Савин. Жизнь полна удовольствий...

#1 Сообщение zagadki-istorii » 23 дек 2015, 11:58

Газета «Петербургский листок» 24 февраля 1902 года писала о нем как о великом франко-русско-американском авантюристе. К сожалению, это не тот случай, когда стоит гордиться соотечественником - слава у него со знаком минус. Но нельзя не отдать должное уникальным способностям Николая Савина, которого не только в России, но и за границей в конце XIX - начале XX веков называли королем авантюристов.

Честь мундира - вне игры



Подсчитав, сколько заработал Николай Герасимович на своих финансовых махинациях, его стоило бы поместить на одной из верхних строчек рейтинга богатейших людей планеты начала XX века. Вся беда в том, что рубли, доллары, фунты и прочая валюта не задерживались в его кошельке.

Николай родился в 1855 году в богатой семье и был единственным сыном дворянина и зажиточного помещика из Калужской губернии поручика в отставке Герасима Сергеевича Савина. Помимо обширных земельных угодий, его отец имел несколько доходных домов в крупных городах. Николай рос сорванцом, но под нажимом отца получил прекрасное образование. В частности, он свободно владел несколькими европейскими языками (французским, английским, немецким, итальянским).

Юноша всем прочим предпочел военную карьеру - в Санкт-Петербурге поступил корнетом в Отдельный гвардейский корпус отдельного полка. Отец не возражал: сам так начинал и к тому же надеялся, что служба в престижных войсках приучит сына к самодисциплине и ответственности.

Однако прослужил Николай всего несколько месяцев - ему предложено было уйти в отставку. История умалчивает, какой конкретно проступок совершил корнет, но формулировка «несовместимый с офицерской честью» говорит сама за себя. Скорее всего, попался на шулерстве во время игры в карты: несмотря на щедрую поддержку отца, молодой офицер умудрялся еще быстрее транжирить полученные из дома деньги.

Уйдя в отставку, Николай Савин обосновался в Москве и жил на широкую ногу. Благо средства позволяли - он унаследовал все состояние скоропостижно скончавшегося отца. Молодой человек вращался в высшем обществе и слыл завидным женихом: богат, образован, красив и уверен в себе. Увы, деньги, имения и доходные дома Савин довольно быстро прокутил.

Оказавшись без средств, отставной корнет попросился обратно в армию - благо шла Русско-турецкая война. Однако его не взяли, и Савин довольствовался должностью вольноопределяющегося в корпусе генерал-лейтенанта Николая Кридинера. В сражении под Плевной он был тяжело ранен, но остался жив.

После лечения Савин поехал в Петербург. Там, заняв денег у знакомых и провернув несколько мелких афер, Савин попал в поле зрения полиции и от греха подальше отправился в Париж.

Скакуны для Италии


В столице Франции отставной корнет пробыл недолго - появился повод поехать в Италию: в одной из газет он прочел о дефиците лошадей в тамошней армии. У Савина тут же созрел план, как использовать ситуацию.

Вскоре он появился в Риме, представившись богатым коннозаводчиком из России. Савин заявил, что прибыл в Вечный город с подробным планом по спасению конного парка итальянской армии. Предложение рассмотрела специальная комиссия при военном ведомстве и дала добро. Савину без проволочек выделили аванс. Первая партия лошадей поступила довольно быстро, что несколько снизило бдительность итальянцев - они выдали коннозаводчику куда более крупную сумму. Но на этот раз лошадей не дождались - русский коммерсант исчез вместе с деньгами.

Вернувшись в Россию, Николай Савин убедился, что отечество не забыло о нем: полиция подняла дела 1880-х, и в 1891 году присяжные Московского окружного суда признали его виновным в четырех случаях мошенничества. Савина сослали в Томскую губернию. Там, следуя инструкции полицейского ведомства, мошенника упекли в самый дальний уголок - в село Кетское Нарымского округа. К слову, в тюрьме Николай сошелся с шулерами, оказался весьма талантливым учеником и вскоре уже обыгрывал учителей.

Спустя несколько месяцев Савин благополучно сбежал с берегов Оби и оказался в Тамбовской и Рязанской губерниях. Там попытался провернуть несколько афер с лошадьми и овсом в городах Козлове (ныне Мичуринск) и Ряжске. Но оказалось, что русских купцов нельзя провести липовыми гарантийными письмами - они все досконально проверяли. В итоге планы легко разбогатеть не увенчались успехом, зато привлекли внимание местной полиции, которая отрапортовала в Москву о появлении Савина в Козлове. За ним прибыл один из лучших московских следователей - Грушанский, хорошо знавший беглого ссыльного. После ареста Савина поместили в местную тюрьму. Но и оттуда он нашел способ сбежать. Узнав о заболевшем брюшным тифом заключенном, отправленном в городскую больницу, Савин талантливо симулировал недуг и оказался там же и в той же палате. Дальше все произошло как в романе «Граф Монте-Кристо»: заболевший ранее сосед-заключенный на следующий день умер, Савин занял его место и оказался в морге, откуда без проблем убыл в неизвестном направлении.

Приданое от двух жен


На этот раз Николай добрался до Кенигсберга. Но и тут Савину не повезло - попался на мелком мошенничестве в казино. Правда, не растерялся: полиции представился коммерсантом Флишенбаумом из Бремена, у которого украли документы. Пришлось по закону отправить туда «немца» для проверки показаний в сопровождении трех (!) прусских жандармов.

В Бремене Савин уговорил сопровождавших остановиться в лучшей гостинице за его счет. Старший жандарм отправился в полицейское управление для доклада, а вскоре вниз к портье за счетом спустился еще один из сопровождающих. С оставшимся Савин без труда справился: связал его и сунул в рот кляп. То же проделал и с жандармом, вернувшимся от портье. Затем спокойно вышел из гостиницы и был таков.

На этот раз Савин отправился в Новый Свет - в США его точно никто не знал. Двухнедельное плавание на фешенебельном теплоходе позволило ему завести знакомства с состоятельными американцами, которым он представлялся как граф де Тулуз-Лотрек. К тому же, играя в карты, Савин поправил свое финансовое положение. Это позволило ему снять в Нью-Йорке особняк и устраивать карточные вечера. Кроме того, отставной корнет обирал простаков, открыв контору по фиктивной продаже земель на Кубе, которая отошла к США после Испано-американской войны 1898 года. Тут он сорвал немалый куш, не опасаясь разоблачения - заподозрить неладное покупатели должны были не скоро.

Кроме того, Николай Герасимович, которому было уже за сорок, выгодно женился на богатой девушке из Портсмута. С ней он познакомился на теплоходе по пути в Нью-Йорк. Помимо приданого, Савин получил американское гражданство.

Казалось бы, теперь живи и радуйся в благополучной Америке с симпатичной женой. Но Савину была противопоказана спокойная жизнь - он вернулся в Нью-Йорк и поступил на службу в казначейство США. Трудно сказать, чем обернулась бы его карьера для американских финансов, но тут из России поступил запрос на арест и экстрадицию беглого ссыльного.

Савин и тут сбежал сразу же после прибытия в Европу и объявился во французском Дьеппе под той же фамилией графа де Тулуз-Лотрека. Там он обаял очередную жертву - Леони, приемную дочь маркиза Инфервиля. Несмотря на сопротивление последнего, девушка стала женой Савина: тот уговорил ее бежать в Англию, где они и обвенчались. С собой Леони прихватила драгоценности на 100 тысяч франков. Увы, когда закончились средства, прошла и любовь - муж покинул свою избранницу.

Тюремная любовь


Савин надеялся затеряться в Париже, но почти сразу же был арестован французской полицией - это была месть Леони. Благо повод имелся: туда тоже поступил запрос из России. В ожидании отправки на родину его поместили в парижскую тюрьму. Но Николай Герасимович сначала втерся в доверие к старшему надзирателю Адольфу Перьону, а затем очаровал его дочь - их квартира находилась на территории тюрьмы. Воспользовавшись доверчивостью девушки, он переоделся в одежду Перьона, выскользнул за ворота - только его и видели.

В портовом Бресте давний приятель Савина познакомил его с богатым англичанином. Тот предложил совершить на его яхте вояж в Лиссабон, и это было для беглеца как нельзя кстати. Когда прибыли в столицу Португалии, владельцем яхты и крупной суммы денег стал уже Савин - англичанину не повезло в игре в карты с удачливым русским...

Но на скамью подсудимых Савин все же попал в 1909 году в бельгийском Антверпене - там у него не удалась очередная финансовая афера. В одном из банков распознали, что предъявленный им чек на 40 тысяч франков фальшивый. На суд было не попасть: обвиняемый вел себя как артист, веселя публику смешными историями. Это, видимо, сыграло свою роль, поскольку приговор оказался очень мягким: восемь месяцев заключения и 700 франков штрафа.

Отбыв наказание, Савин всего год оставался на свободе: в 1911 году его экстрадировали в Россию, где он проследовал в ссылку в Иркутскую губернию. Освобожденный в феврале 1917 года, Савин год жил в Японии, а потом перебрался в Шанхай, где и скончался в 1937 году.

Николай Савин умер в преклонном возрасте - ему было 82 года. Правда, обошлось без пышных похорон и поминальных речей: из шанхайской больницы для бедных его в простом гробу перевезли на кладбище на окраине города. На холмике поставили деревянный крест с табличкой, на которой было лишь одно слово: «Савин». А ведь примени он свои незаурядные таланты на пользу отечеству, наверняка удостоился бы величественного памятника в центре Москвы, как известный государственный деятель, дипломат или финансист. Увы, Николай Савин выбрал иной путь в жизни...

Петр НИКОЛАЕВ









Вернуться в «Персональная история»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей