Войно-Ясенецкий. Главное в жизни - делать добро!

История знаменательных людей
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 319
Возраст: 37
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Войно-Ясенецкий. Главное в жизни - делать добро!

#1 Сообщение zagadki-istorii » 05 май 2017, 15:45

Этот уникальный человек всю жизнь сочетал несочетаемое: церковное служение с активной медицинской деятельностью. Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий так ясно видел свой путь, что никакие препятствия не могли его остановить.

«Я не вправе заниматься тем, что мне нравится»


Редко можно встретить молодого человека, который в выборе профессии руководствуется не собственным желанием, а понятием общественной пользы. А юноша по имени Валентин из родовитого, но обедневшего семейства Войно-Ясенецких был именно таков. Он с детства страстно любил рисование и добился в живописи изрядных успехов. Однако, когда пришло время выбирать род занятий, предпочел обратиться к медицине как более общественно полезной профессии.

Валентин объявил родителям, что не имеет права заниматься тем, чем ему хочется, когда столько людей страдают от тяжелых болезней, и поступил на медицинский факультет Киевского университета. Учился Войно-Ясенецкий отлично, ему прочили блестящую научную карьеру. А по окончании учебы юноша удивил соучеников и преподавателей тем, что пожелал стать земским врачом: эта профессия славилась безденежьем и необыкновенно высокой врачебной нагрузкой. Сам выпускник был раздражен всеобщим изумлением, ведь ему казалось очевидным собственное желание «сделаться мужицким врачом». Валентин успел послужить Отечеству в Русско-японской войне в составе Киевского госпиталя Красного Креста, жениться на медсестре, давшей обет безбрачия, но забывшей о нем под напором молодого талантливого хирурга. И, наконец, окунулся с головой в земские медицинские будни.

Работоспособность его была поистине уникальной. За день доктор мог преодолеть расстояние в несколько десятков верст, объезжая округу для посещения пациентов, трудился по 15-16 часов в сутки, успевал не только заниматься практикой, но еще и уделять время теоретической работе. Известны данные за 1915 год: за это время Войно-Ясенецкий провел более тысячи разнообразных хирургических операций. Причем, по свидетельству очевидцев, если под рукой не находилось нужных инструментов, в дело у него шло все - от слесарных щипцов до гусиных перьев, а в качестве нитей использовались женские волосы нужной длины. В 1916 году молодой медик с блеском защитил докторскую диссертацию на тему регионарной анестезии. Это был по тем временам самый щадящий для пациента, однако сложный для врача метод обезболивания: уколы делались по ходу нервных стволов, что позволяло ограничить область блокады.

Валентин Феликсович продолжал бы и дальше самоотверженно трудиться на избранной ниве, но у жены обнаружилась страшная болезнь - туберкулез. Ради смены климата он принял предложение возглавить Ташкентскую городскую больницу. В Ташкенте семью, в которой росли уже четверо детей, застала революция.

«Куда меня ни пошлют - везде Бог»


Епископ Лука. Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий
Посреди революционных бурь Войно-Ясенецкий продолжал делать свою работу, не различая, к какому лагерю принадлежит пациент. Он прятал у себя дома казачьего есаула с тяжелым ранением, за это по доносу впервые был арестован большевиками. Профессора быстро отпустили из ЧК, однако его супруга не перенесла этого потрясения и вскоре скончалась. Смерть жены стала для Валентина Феликсовича тяжким ударом, под воздействием которого укрепились его религиозные воззрения. В результате он принял сан священника, а через несколько лет - монашеский постриг под именем Лука. В годы, когда даже иметь в родне священнослужителя было смертельно опасно, Валентин Феликсович преспокойно являлся в больницу в духовном облачении и с крестом на груди, а перед началом операций непременно читал молитву и благословлял ассистентов, медсестер и больных. Авторитет профессора был так велик, что, когда власти потребовали убрать из операционной икону, он удалился из больницы, заявив, что вернется лишь после ее возвращения на место. Как на грех, супруга одного из партийных руководителей нуждалась в срочной операции. Оперировать мог только Войно-Ясенецкий, потому икону срочно вернули туда, где она и была.

В 1923 году Войно-Ясенецкий тайно принял сан епископа, а вскоре после этого был арестован за «контрреволюционную деятельность» и приговорен к ссылке (всего в ссылках профессор провел около 11 лет). Когда ссыльного посадили в поезд, состав еще полчаса не мог тронуться с места - люди легли на рельсы, стараясь помешать отъезду владыки из Ташкента.

Прибытие Войно-Ясенецкого к месту каждой новой ссылки протекало по общему сценарию, повлиять на который власти, видимо, не могли. На въезде в город или деревню его встречали толпы желающих получить благословение от подвижника. Официального права на работу ему обычно не давали, но это ничего не значило: врач принимал людей на дому, по нескольку сотен в год. В выходные дни на дому же он проводил богослужения. Однажды по приказу туруханского партийного начальника медика отправили в ссылку «за полярный круг», однако пробыл он там всего несколько месяцев. В городской больнице умер крестьянин, поскольку сделать ему операцию было некому. Родственники покойного, похватав топоры и вилы, отправились громить ГПУ, требуя «вернуть доктора». Пришлось срочно возвращать ссыльного обратно в Туруханск. Валентину Феликсовичу неоднократно предлагали сокращение сроков ссылки за отказ от сана, но на сделки профессор идти не желал.

«Жатвы много, а делателей мало»


В 1937 году Войно-Ясенецкого арестовали в третий раз по обвинению в создании «церковно-монашеского заговора». Пройдя недели непрерывных допросов, измученный уже немолодой человек продолжал заявлять следователям: «Я являюсь идейным и непримиримым врагом советской власти. Это враждебное отношение у меня создалось после Октябрьской революции и осталось до сего времени». Биографы Войно-Ясенецкого и сегодня не могут объяснить, как после подобных заявлений он не был немедленно приговорен к расстрелу, ведь смертные приговоры выносились за одно подозрение в сходных убеждениях. Однако ученый-священнослужитель снова уцелел и отправился в ссылку в Красноярский край.

Едва началась Великая Отечественная война, Валентин Феликсович отправил телеграмму «всесоюзному старосте» Калинину с предложением отправить его работать по специальности на фронт или в тыл. В результате под началом ссыльного профессора оказался Красноярский эвакогоспиталь. В прочих городских госпиталях Войно-Ясенецкий трудился консультантом, успевая за сутки сделать еще и 3-4 операции. Когда находилось время подумать о душе, он уходил молиться в тайгу, потому что ни одной целой церкви в городе не было. И как только без отрыва от госпитальной работы владыке поручили возглавить Красноярскую епархию, в первую очередь он добился восстановления небольшой церкви неподалеку от Красноярска. Поскольку священников отчаянно не хватало, владыке приходилось также лично проводить церковные службы. Опыт Войно-Ясенецкого был уникален - до него никому не удавалось совмещать работу хирурга с церковным служением, причем в обеих ипостасях он имел непререкаемый авторитет и пользовался всеобщим уважением.

Государство отметило труды священнослужителя медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», но ответная речь несгибаемого пожилого профессора повергла партийную аудиторию в ужас. Вместо благодарности за награду он обрушился на государство с критикой за то, что ему пришлось потерять 11 лет, когда его «таскали по острогам и ссылкам», вместо того чтобы в это время спасать жизнь и здоровье людей. На предложение забыть прошлое и жить будущим владыка резко ответил, что забывать ничего не намерен.

«Дух, душа и тело»


Медаль оказалась не последней наградой, которую получил хирург-архиепископ. Одновременно он был награжден почетным правом носить на клобуке алмазный крест, Сталинской премией I степени в области медицины. Из 200 тысяч рублей
премии 130 тысяч он сразу же перечислил в фонд помощи детям, осиротевшим в годы войны.

Последние годы жизни Валентин Феликсович провел в Симферополе в должности архиепископа Симферопольского и Крымского. Одновременно он консультировал в военном госпитале, читал лекции для крымских врачей и работал над переизданием своих работ. В 1955 году архиепископ полностью утратил зрение, но продолжал диктовать мемуары и принимать на дому больных. В последние годы жизни Войно-Ясенецкий работал над рукописью, которая должна была объяснить весь его жизненный путь: это был двухтомный труд под названием «Дух, душа и тело» - рассуждение о единстве науки и религии.

Скончался религиозный и научный подвижник 11 июня 1961 года, в День Всех Святых, в земле Российской просиявших. Городские власти изо всех сил старались, чтобы его похороны не превратились в народную демонстрацию, но люди, пришедшие проводить владыку в последний путь, обступили катафалк плотным кольцом, так что ему пришлось ехать медленно, образовавшаяся похоронная процессия около трех часов медленно следовала через весь город на кладбище.

По искренней молитве к святителю Луке до сих пор исцеляются многие больные, в том числе и страдающие онкологическими заболеваниями. Недаром на иконах святителя изображают держащим в руках хирургические инструменты. А в 2000 году его имя Архиерейским собором РПЦ было внесено в списки для общецерковного почитания.

Анна НОВГОРОДЦЕВА




Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг





Вернуться в «Персональная история»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей