Дело Дрейфуса

История спецслужб, разведки и спецопераций
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 342
Возраст: 37
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Дело Дрейфуса

#1 Сообщение zagadki-istorii » 25 ноя 2017, 19:10

Когда в декабре 1894 года военный суд приговорил Альфреда Дрейфуса, еврея по национальности, к пожизненному заключению, вряд ли кто-то предполагал, что это дело взбудоражит всю Францию, приведет к отставкам министров и даже к попытке государственного переворота.

В XIX веке трудно было представить, что всплеск антисемитизма произойдет во Франции. Евреи обладали там полным равноправием и вовсе не считались людьми второго сорта. Но к концу века ситуация изменилась.

Банкиры и офицеры


Французские евреи занимали важные позиции в банковском секторе, а Франция - страна не промышленного, а ростовщического капитала. Хищный и отвратительный банкир-еврей стал популярным героем литературных произведений. Писатели не жалели черных красок, чтобы вскрыть всю его гнилую сущность. В том числе Эмиль Золя. Тот самый Золя, который сыграет главную роль во время «дела Дрейфуса».

В конце 1880-х годов обанкротилась Панамская компания, занимавшаяся строительством Панамского канала. Это был крупнейший финансово-коррупционный скандал того времени. 700 тысяч французов, вложившихся в облигации компании, потеряли свои деньги. А банковским синдикатом, который занимался выпуском облигаций, а также подкупом прессы и депутатов, руководили евреи. Разумеется, именно на них свалили всю вину. Антисемитизм, бывший до этого маргинальным явлением, стал набирать силу.

С евреями-банкирами антисемиты еще кое-как мирились. Но евреи-офицеры вызывали у них приступы ярости. Их сразу зачисляли в предатели и изменники. А офицеров еврейского происхождения во французской армии к середине 1890-х годов насчитывалось 250 человек. Правда, только один из них служил в Генеральном штабе. Его звали Альфред Дрейфус.

Документ из мусорного бака


Альфред Дрейвус
У Франции был смертельный враг - Германия. А за врагом нужно следить. И французская разведка завербовала горничную, работавшую у супруги германского посла. Она рылась в мусорных ящиках германского посольства, находила разорванные бумаги и доставляла их во французскую разведку.

Таким образом, в сентябре 1894 года разведка получила обрывки бумаг, из которых сложилось сопроводительное письмо - бордеро, адресованное немецкому военному атташе в Париже. Автор бордеро перечислял секретные документы, которые он передал немцам. Началось расследование.

Этим делом очень заинтересовался военный министр Огюст Мерсье. Он - человек честолюбивый, мечтающий занять пост президента. Военными победами Мерсье похвастаться не мог, поэтому решил прославиться другим способом - разоблачить немецкого шпиона. На эту роль и был выбран капитан Дрейфус.

Надо сказать, Дрейфус - не самая подходящая кандидатура. Он богат. Так что продаваться врагам ему вроде бы смысла нет. А главное - он пылкий патриот и ненавистник немцев. Дрейфусы - эльзасские евреи, которые не захотели оставаться в Эльзасе, когда эта провинция после франко-прусской войны перешла к Германии. Но важно не то, что он патриот, а то, что он еврей. Можно разыграть антисемитскую карту и набрать политических очков.

Эксперты военного министерства признали, что бордеро написал Дрейфус. Собственно, эта сомнительная экспертиза и была единственным доказательством. Суд разжаловал капитана Дрейфуса и отправил на Чертов остров.

Интересно, что за процедурой разжалования наблюдал корреспондент венской газеты Теодор Герцль. Он был абсолютно ассимилированным евреем. Но, увидев несчастного Дрейфуса, убедился, что евреи всегда останутся чужаками в Европе. Поэтому им надо переселяться в Палестину. Через пару лет Герцль соберет Всемирный сионистский конгресс.

«Я обвиняю»


А во Франции какое-то время все было спокойно. Все верили, что Дрейфус - изменник и осудили его правильно. Однако разведывательное бюро возглавил новый человек - Жорж Пикар. Он убедился, что бордеро писал не Дрейфус, а совсем другой офицер - майор Эстерхази. Но генералы и офицеры Генштаба не хотели отказываться от первоначальной версии. Они сфабриковали фальшивки, которые должны были убедить в виновности Дрейфуса. А Пикара сослали в Африку.

И все же Эстерхази попал под суд. Но был оправдан. Казалось бы, истории конец. Не тут-то было. Сразу после суда над Эстерхази писатель Эмиль Золя опубликовал открытое письмо, которому редактор газеты - будущий премьер-министр Жорж Клемансо - придумал бойкий заголовок: «Я обвиняю». Золя обвинял и офицеров Генштаба, и военное министерство в сознательной фальсификации. И в сознательном осуждении невинного человека.

Это была бомба. Практически атомная. Франция раскололась на сторонников Дрейфуса - дрейфусаров и противников - антидрейфусаров. Давние друзья оказывались в разных лагерях. Скажем, Эмиль Золя «обвиняет», а художник Поль Сезанн считает, что его одноклассника Эмиля попросту «околпачили».

Антидрейфусар Эдгар Дега прекращает общаться со своим другом Камилем Писсарро, таким же классиком импрессионизма. Раскалывались и семьи. Жюль Верн - противник Дрейфуса, а его сын - пылкий сторонник.

Франция, по сути, стоит на пороге Гражданской войны. И дрейфусары, и антидрейфусары митингуют. Митинги заканчиваются кровавыми столкновениями.

Армия, церковь, правые политики - противники Дрейфуса. Удивительно, но в числе его сторонников - по крайней мере, на первом этапе, - мы не находим тех, кто явно должен там быть.

Еврейская община Франции «умывает руки». Она считает, что поддержка человека, которого большинство считает изменником, плохо скажется на положении евреев во Франции.

Странную позицию занимают социалисты. В 1898 году все из них, кто поддерживал Дрейфуса, проигрывают на парламентских выборах. Зато в парламент проходят вождь антисемитов Эдуард Дрюмон и его сторонники. Социалисты понимают, что защита «изменника» Дрейфуса лишает их поддержки избирателей. А депутатские мандаты для них важнее справедливости.

В июле 1898 года Рабочая партия Франции издает манифест. В котором говорится, что «дело Дрейфуса» не имеет отношения к пролетариату. Это борьба двух фракций буржуазии, которые спорят из-за прибыли и власти. Жан Жорес, ярый дрейфусар, остался чуть ли не единственным социалистом, который боролся за пересмотр «дела Дрейфуса».

Подарок от президента


Тем временем «обвинитель» Золя сам оказался на скамье подсудимых. Его приговорили к тюремному заключению за клевету. Золя бежал в Англию. Вновь кажется, что дрейфусары проиграли. Но все карты спутал военный министр Кавеньяк. Он уверен в виновности Дрейфуса. Однако подлоги и фальсификации смущают его консервативную, но честную душу. Кавеньяк арестовал полковника Анри, главного фальсификатора. В тюрьме Анри покончил с собой. А Эстерхази сбежал за границу.

Началась кампания за пересмотр «дела Дрейфуса». К ней присоединились премьер-министр Бриссон и президент Лубе. Тогда монархисты попытались совершить государственный переворот. Попытка, в общем-то, была шутовской - заговорщики уговаривали генералов приступом взять Елисейский дворец, но генералы благоразумно отказались.

В ответ рабочие устроили демонстрацию. Премьер-министры один за одним подавали в отставку, пока Пьер Мари Вальдек-Руссо не сформировал кабинет, названный «правительством защиты республики». То есть «дело Дрейфуса» привело к тому, что республика стала нуждаться в защите!

В августе 1899 года состоялся очередной суд. Атмосфера была настолько накаленной, что в адвоката Дрейфуса стреляли и ранили в руку. Суд снова признал Дрейфуса виновным. Но на этот раз нашел смягчающие обстоятельства и заменил пожизненное заключение 10 годами тюрьмы. На оправдание Дрейфуса суд не решился. В этом случае пришлось бы усадить на скамью подсудимых весь цвет Генерального штаба, поскольку все эти люди участвовали в составлении фальшивок.

Власть стремилась побыстрее покончить с делом, вызвавшим такой резонанс. И президент Лубе помиловал Дрейфуса. А через несколько лет его оправдали, восстановили на службе и наградили орденом Почетного легиона.

Все-таки XIX век был гуманным. Дело одного невинно осужденного человека вызвало бурю, которая сметала правительства и раскалывала общество. XX век будет гораздо жестче. В XIX столетии - один еврей и Чертов остров, в XX - миллионы и лагеря смерти.

Глеб СТАШКОВ






Вернуться в «Специстория»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей