Наш резидент в Москве

История спецслужб, разведки и спецопераций
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 352
Возраст: 37
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Наш резидент в Москве

#1 Сообщение zagadki-istorii » 20 дек 2017, 12:02

Разведчица никогда не была так близка к провалу, но другой возможности выйти на носителя военных секретов у нее не оставалось. Офицер в форме штурмбаннфюрера СС недоверчиво внимал просьбе молодой обаятельной фройляйн. Всего-навсего помочь разыскать в незнакомом городе дом ее тетушки. - Я совершенно не знаю Берлин, только что приехала из Копенгагена, - смущенно улыбаясь, говорила девушка.

«Случайная» встреча


Берлин помощница резидента ГРУ Мария Полякова знала как свои пять пальцев. С детства она жила здесь с родителями, разведчиками, работавшими под прикрытием советского торгпредства. Правда, этот Берлин начала 1930-х Мария не узнавала. Куда делись добропорядочные бюргеры, откуда взялись орды орущих пьяных штурмовиков на проносящихся грузовиках?

У здания, на фасаде которого висел огромный красный флаг с паучьей свастикой в белом круге, девушка остановила прохожего. Она «пасла» его, сотрудника секретного конструкторского бюро, уже несколько дней. На него Марии указали товарищи из берлинского подполья.

Ее собеседник молчал, видимо, размышлял, что предпринять. Согласно инструкции, он, конструктор нового оружия рейха, не имел права заводить случайные знакомства. Откуда у фрау безукоризненное берлинское произношение, если она никогда, как утверждает, не жила в столице Германии? Не отвести ли ее на всякий случай в гестапо? Но одна мысль об этих жирных костоломах заставила немца передернуться. От девушки это не ускользнуло.

- Вам неприятна моя просьба, герр офицер, - притворно вздохнула Мария.

- Нет, что вы, милая фройляйн. Я думаю, как лучше добраться до улицы, где живет ваша тетушка. Впрочем... я отвезу вас туда. Но с условием, что сегодня же мы вместе поужинаем - сказал немец и остановил такси.

- Давайте завтра, этот переезд из Вены утомил меня. И потом я давно не видела тетушку. Она так искусно печет шарлотку, пальчики оближешь. У нее, кстати, и поужинаем. Но только завтра. Завтра...

На том и договорились. Офицер, проводив девушку, уехал, в глубине души надеясь на легкий флирт с молоденькой незнакомкой. Бог с ней, с инструкцией! Возясь полгода со своим суперсекретным пулеметом, он совсем одичал без женского общества. Знал бы конструктор, что всего через месяц чертежи его детища окажутся в Москве...

Исповедь дамы плаща и кинжала


О «случайной» встрече в Берлине автору этих строк рассказала сама Мария Иосифовна незадолго до своей кончины. Встретиться с ней оказалось непросто. Многим журналистам она отказывала: мол, не пришло еще время. Но наш разговор сразу стал доверительным...

С детства Мария мечтала стать детским врачом. Но поступить в медицинский помешали обстоятельства. В начале июня 1932 года 24-летнюю Марию, курьера Исполкома Коминтерна, вызвали в ЦК комсомола. Сам Александр Косарев - секретарь ЦК РКСМ предложил ей пойти в военную разведку. Большой опыт она накопила в Коминтерне, в совершенстве владела немецким, французским и английским.

Так Мария стала сотрудницей разведуправления НКВД (ГРУ) и с этого дня уже не принадлежала себе. Сколько ролей и масок примерила она, чтобы проникнуть в военные секреты Третьего рейха! Чтобы легализоваться, Мария поступила в Берлинский университет и стала своей в студенческой среде. Заводя знакомства с офицерами, Гизела (Мария) выведывала сведения о боеготовности вермахта, материально-техническом обеспечении германской армии, новейшей продукции военных заводов. Однажды она уезжала из Берлина с секретными чертежами, которые ждали в Москве, и чуть не провалилась, сунув от радости проводнику скорого поезда Берлин - Москва щедрые чаевые. Это было не принято в Германии...

Командировка в Швейцарию


Мария Полякова перед отъездов в первую спецкомандировку
Через два года Марию направили резидентом в Швейцарию. Как канадская подданная Маргарет Ли она поселилась в пансионате на берегу живописного озера, покорила хозяев своей непосредственностью и подружилась с их десятилетним сыном. С ним разведчица выезжала на выходные во Францию на горнолыжный курорт, где ее ждал связной. Марии было поручено восстановить утраченные связи с бывшими агентами советской военной разведки и через них выведывать секреты военных разработок.

Всего за год Мария организовала шпионскую сеть в Германии, Швейцарии, Франции, Австрии, Италии, вербуя не только антифашистов, но и поклонников режима Гитлера. В свою резидентуру Мария вовлекла офицеров вермахта, дипломатов, сотрудников КБ и военнозакупочных миссий рейха, уполномоченных Лиги Наций. Она стояла у истоков создания в Цюрихе разведгруппы «Красная капелла».

Москву интересовали новейшие немецкие разработки в области вооружения, и Мария добывала секреты производства танковой брони на предприятиях Круппа, новейшего авиационного прицела на заводах Цейса, чертежи 37-миллиметровой автоматической пушки для истребителей люфтваффе и немецкого пулемета. Чемоданы с документацией Полякова переправляла во Францию, а оттуда с диппочтой они уходили в Союз.

Как-то разведчица везла через две границы образцы снарядов для авиационной пушки в сумке из крокодиловой кожи. Какого самообладания стоила ей проверка на таможне!

- А что у вас в сумке, мадам?

И Мария невозмутимо стала выкладывать парфюмерию и другие дамские вещицы. Как забилось сердечко, когда дошла очередь до миниатюрных снарядов, что лежали на дне сумки. Возглас таможенника: «Проходите, мадам, счастливого пути!» - вернул ее к жизни.

Мария и предвидеть не могла, что ждет ее в Москве, куда она все время рвалась. Вместо начальника разведуправления Яна Берзина ее встретило новое руководство. Зловещая чистка не обошла коллектив ГРУ стороной. Разведчицу отстранили от работы. В отчаянии она написала письмо Ворошилову, и все встало на свои места.

В центральном аппарате Мария отвечала за испанское направление и внедрение агентов в окружение мятежного генерала Франко. Одновременно координировала деятельность разведгрупп в Германии, Франции, Швейцарии.

В 1939-м Полякова разработала и успешно провела операцию по внедрению в Лондоне в аппарат военного атташе правительства Чехословакии в эмиграции супружеской пары. Агенты ГРУ передавали ей важную информацию до самого конца войны.

В 1941-м Поляковой поручили отвечать за работу агентов, внедренных в немецкий Генштаб, Ставку Гитлера. Об этом поведал в своих мемуарах «Спецоперации. Лубянка и Кремль» тогдашний шеф нелегальной разведки Павел Судоплатов.

Работа на родине


В середине октября 1941-го в столице было объявлено осадное положение. После того как врагом были практически разбиты войска наших трех фронтов, на подступах к столице образовалась брешь шириной в 500 километров. Защищать Москву было некому и нечем. 16 октября немецкие мотоциклисты и бронетранспортеры ворвались в районы Химок, но были остановлены силами ополчения и бригады особого назначения. Утром 16 октября в сводку Совинформбюро нагло вторгся нацистский гимн.

Еще 15 сентября в запасную столицу - Куйбышев - выехали члены ЦК, правительства, Генерального штаба, иностранные посольства, наркоматы. Ожидался отъезд самого Сталина. Но вождь, объехав Москву, решил остаться. И это решение уберегло москвичей от всеобщей паники.

По приказу командующего Западным фронтом Жукова заминировали Кремль, Колонный зал Дома союзов. Более тысячи тонн взрывчатки заложили в подвалы гостиницы «Москва», где планировал разместить свой пропагандистский аппарат Геббельс. Заминировали и здание МИДа, где пожелал разместить свои министерства Риббентроп. Первой в столицу должно было ворваться особое подразделение СС «Москва», на которое возлагались задачи зачистить город от коммунистов и евреев и организовать парад победы с участием фюрера.

Никто в рейхе не догадывался, какой «подарок» Москва готовит оккупантам. По особому приказу Ставки в первые же минуты вторжения в воздух должны были взлететь сотни важнейших объектов столицы: Кремль, здания правительства, наркоматов, ГРЭС, заводы, метро... Оккупантов готовились встретить тысячи переодетых сотрудников НКВД, особых групп чекистов. Одной из них было поручено руководить майору госбезопасности Марии Поляковой. Такие группы были рассредоточены во всех районах Москвы. Они должны были начать беспощадную войну против оккупантов.

Для отвода глаз Мария устроилась на работу в ночную смену на «Трехгорную мануфактуру». На самом деле каждой ночью на конспиративной квартире на Кропоткинской собирался актив из представителей рабочих, интеллигенции, пенсионеров, работающей молодежи. Цель у них была одна - добиться, чтобы в оккупированной Москве враг почувствовал себя как на раскаленной сковородке. К счастью, такие акции подполью не понадобились. Враг не рискнул войти в город, а потом о нем «позаботились» спешно подтянутые к Москве сибирские части.

Соло для одинокой совы


Как она прожила войну, о чем думала в бессонные ночи, узнав о гибели мужа-разведчика, не знает никто. Наставало утро, и она спешила в свою «вышку», где занималась преподавательской работой - ставила на крыло новых Зорге и Абелей. В 1956-м Полякова ушла в отставку, и ее даже не повысили в звании.

- Обидно, что меня недооценили, и только потому, что работала под началом врага народа Яна Берзина, - сказала она на прощание. - А ведь не было на свете человека, более преданного нашему общему делу, чем он. Ушла подполковником, хотя отдала разведработе без малого 35 лет...

Мы и не узнали бы о ней ничего - до середины 1990-х имя Марии Поляковой оставалось засекреченным. Только в 1995-м, незадолго до своей кончины, Мария Иосифовна сообщила эпизоды своей героической биографии. То, что было можно...

Иван БАРЫКИН






Вернуться в «Специстория»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей