Не помнящие родства

История спецслужб, разведки и спецопераций
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 442
Возраст: 38
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Не помнящие родства

#1 Сообщение zagadki-istorii » 06 май 2019, 21:21

В советское время литература и кино усердно создавали светлый образ советского разведчика, этакого рыцаря без страха и упрека. А предателями были, как правило, очень мерзкие типы, причем во всех отношениях. Один из них - советский разведчик Владимир Петров.

Парадокс состоял в том, что некоторые из этих предателей сначала были отважными разведчиками. Так, только после предательства советского дипломата и разведчика Владимира Петрова стало известно, каким пренеприятнейшим человеком он был. Но при этом продолжительное время находился на хорошем счету у начальства, исправно получая звания и медали.

Сирота сибирская

Настоящее имя Владимира Петрова - Афанасий Шорохов. Он родился в 1903 году в крестьянской семье в Сибири. Известная разведчица и писательница Зоя Рыбкина-Воскресенская в своей книге осветила некие факты из его биографии: «В 20-е годы мальчишка потерял родителей, стал беспризорником. Пристроился в воровскую шайку "форточником" - так он сам говорил о себе. Фамилии своей не знал, и его записали "Пролетарский". Пролетарский и стало его паспортной фамилией. Из разговора с ним выяснилось, что он был в колонии правонарушителей. Слыл "стукачом", за сообразительность был взят в органы. Окончил школу НКВД и при распределении приглянулся начальнику шифровального отдела».

Зоя Воскресенская писала это, когда Петров уже удрал на Запад, а потому не стеснялась мазать его черной краской. Но при этом невольно возникал вопрос: неужто в СССР не было достойных кадров, если в разведчики брали «форточников»?!

Действительно, Пролетарский сначала служил шифровальщиком на Балтийском флоте, потом, в 1933 году, был взят в ОГПУ, где работал в иностранном отделе. В 1942 году он, уже под фамилией Петров, был направлен вместе с женой Евдокией в Швецию, где оба работали в качестве шифровальщиков советского посольства в Стокгольме под руководством супружеской пары - Бориса Рыбкина и Зои Рыбкиной-Воскресенской.

Зоя Ивановна позже писала, что прибывшие ей сразу не понравились. Он - самоуверенный и самодовольный, она - вертлявая и жеманная. После того как Воскресенская вывела их в Стокгольм, где они с лихорадочными глазами бросились к прилавкам универмага, Зоя вечером сказала мужу: - Я еще никогда не видела такого азарта и такой страсти к приобретению. Но самое неприятное то, что вся их возня сопровождалась какими-то фальшивыми патетическими возгласами...

Вообще, для Петрова у Воскресенской добрых слов не нашлось. Она отмечала, что он писал гнусные доносы на коллег и при этом обворовывал их, пользуясь тем, что вел кассу резидентуры. И вообще, «пьянство, разгул - его стихия». Известно, что шведская полиция не раз задерживала Петрова в пьяном виде, но это обошлось для него без последствий.

После окончания войны Петров вернулся в Москву, его повысили в должности и через несколько лет вместе с женой вновь направили за рубеж.

Слишком мелкая сошка?

Петровы Владимир и Евдокия
В 1951 году супруги Петровы были отправлены в Австралию. Подполковник МГБ Петров формально занимал должность третьего секретаря советского посольства в Сиднее, но фактически был резидентом советской разведки. Его жена Евдокия в звании капитана МГБ официально считалась секретарем посла и бухгалтером, но фактически была шифровальщицей.

Зою Вознесенскую можно было бы заподозрить в предвзятости к Петрову, поскольку у них возник личный конфликт, когда он заставил ее дважды вносить деньги за одни и те же расходы в кассу резидентуры. Но жизнь показала, что она была права. И не только потому, что Петров стал предателем. Владимир действительно был пренеприятной личностью. Даже его новые кураторы из британской спецслужбы МИ-5 не нашли для него добрых слов, называя его эгоистичным и вздорным человеком со скверных характером. Зато к его жене Евдокии они относились с большим уважением, отмечая ее непростую судьбу.

Первый раз Евдокия вышла замуж за молодого дешифровщика и поэта Романа Кривоша. В 1937-м у них родилась дочь, и в том же году Роман был репрессирован. Надо полагать, чтобы сохранить свою свободу и вырастить дочь, Евдокия развелась с Кривошем и вышла замуж за шифровальщика Пролетарского. Новый брак не принес ей счастья. Дочка умерла, новый муж оказался эгоистом, а Романа в 1941 году освободили.

Считается, что Владимир Петров стал предателем, чтобы спасти свою жизнь. В Австралию он был направлен по распоряжению Берии. Когда в 1953 году Берию арестовали и расстреляли, то начали «чистку» заграничных резидентур от бериевских кадров. Испугавшись того, что он может оказаться в числе репрессированных, Петров в 1954 году сам вышел на австралийскую спецслужбу ASIO и предложил ей свои услуги в обмен на политическое убежище.

Но Петров вряд ли заслуживает оправдания.

Из сытой Австралии его, скорее всего, отозвали бы, но репрессировать вряд ли стали бы - слишком «мелкая сошка». На измену Родине он пошел с перепугу и из-за залетов. Англичане с пренебрежением писали, что с Петровым «сотрудники австралийской разведки вошли в контакт, когда он в пьяном виде искал по Сиднею проституток». Говорят, что он попытался «закинуть удочку» жене насчет побега на Запад, но она категорично отвергла его идею. И тогда он решил бежать один. Врач-поляк Майкл Бялогурский, сотрудничавший с ASIO, свел его с сотрудником этой организации Роном Ричардсом, который предложил Петрову политическое убежище, 5000 австралийских фунтов единовременно и пенсию в обмен на секретные документы посольства.

Тот согласился. И 3 апреля 1954 года был тайно перевезен в безопасное место сотрудниками ASIO. Жене о своем побеге Петров не сообщил.

Обреченные быть вместе

В этой истории действия руководителей советских спецслужб выглядят не в лучшем свете. Мало того что они назначили резидентом в Сиднее Петрова, не имеющего опыта оперативной работы, так еще и выпустили его из-под своего контроля. По сложившейся практике шифровальщики, обладающие разнообразной информацией, почти не покидают за границей стены посольства. А бывшему шифровальщику предоставили свободу действий, которой он и воспользовался, прихватив с собой кучу секретных документов, которые передал ASIO.

После побега Петрова его жену превратили в посольстве в парию, будто она была виновата в предательстве мужа. В Австралию за ней под видом дипкурьеров прислали двух сотрудников КГБ, которые силой привезли ее в аэропорт Канберры и против ее воли, в присутствии журналистов и фоторепортеров, затащили в самолет, отправляющийся в СССР.

Говорят, что фото потерявшей туфлю женщины, которую дипкурьеры тащат в самолет, тут же попали в западные СМИ, а в Сиднейском аэропорту прошла мощная антикоммунистическая манифестация. После этого по распоряжению премьер-министра Австралии Роберта Мензиса, когда самолет сделал промежуточную посадку для дозаправки в аэропорту города Дарвина, полицейские поднялись на его борт, задержали советских дипкурьеров за незаконный пронос оружия в самолет и освободили Евдокию Петрову.

После разговора с мужем она тоже попросила политического убежища в Австралии. Петровы под именами Свен и Мария Эллисон до конца своих дней жили в Австралии вместе, но, кажется, ничего, кроме раздражения, друг к другу не испытывали.

Виктор ФОМИН






Вернуться в «Специстория»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость