Агент царя московского

История спецслужб, разведки и спецопераций
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
zagadki-istorii
Администратор
Сообщения: 449
Возраст: 39
Зарегистрирован: 16 окт 2015, 17:43
Пол: Мужской
Контактная информация:

Агент царя московского

#1 Сообщение zagadki-istorii » 25 янв 2019, 16:16

Шпионские страсти сопровождали международную политику во все времена. И если внимательнее присмотреться к нашей истории, то в ней найдётся немало случаев, не уступающих по захватывающему сюжету иным современным фильмам про разведчиков.

В Государственном Русском музее Санкт-Петербурга экспонируется картина известного художника Александра Литовченко «Иван Грозный показывает сокровища английскому послу Горсею». На ней престарелый самодержец демонстрирует моложавому британцу различные ценности — украшения, серебряную посуду, богато украшенные седла и оружие и многое другое. Иван Грозный изображён усталым и задумчивым — его эти украшения вроде как и не радуют. Тогда для чего же он пригласил иноземца в одну из своих сокровищниц? И тут мы и подходим к самому интересному…

Картина маслом

Картина изображает не какую-то похвальбу царя перед гостями, а начало важной секретной операции, проведённой зимой 1580 года. Но, прежде чем её начать, Ивану Грозному пришлось убедить будущего главного участника в самой целесообразности её проведения, точнее — продемонстрировать состоятельность Российского государства, несмотря на продолжающуюся кровопролитную и разорительную Ливонскую войну.

Наверное, в этой акции не было бы особой нужды, если бы не два обстоятельства. Во-первых, в 1579 году стратегическая инициатива в Ливонской войне перешла к противнику Кремля. Умелый политик и способный полководец Стефан Баторий, возглавлявший Речь Посполитую, добился в противостоянии с Россией серьёзных успехов. Врагам удалось захватить очень важный город Полоцк, а также крепость Сокол и ряд других укреплённых городков, разгромить в нескольких боях местного значения разрозненные части русских войск и совершить опустошительный рейд по смоленским и северским землям, уничтожив 2 тысячи селений. На стороне противника было превосходство в воинском мастерстве наёмников-профессионалов, в артиллерии и огнестрельном оружии. Поход Батория против России финансировали многие западные страны.

Во-вторых, не уступая врагам в численности, русское войско располагало недостаточным количеством ратных людей, обученных современным способам войны, и главное — испытывало большой недостаток в порохе, свинце, железе и других стратегических материалах из-за блокады российских портов и торговых путей. Кроме того, в 1577 году император Священной Римской империи Рудольф II ввёл эмбарго на поставку в Россию меди, олова и свинца — правда, сделал это втайне, на словах убеждая Ивана IV в своей дружбе. А предназначавшийся для русских металл германцы отправили Баторию…

Одной из немногих стран, где Россия ещё могла получить необходимые ей для ведения войны стратегические товары, оставалась Англия.

И вот в январе 1580 года к царю был приглашён управляющий «офисом» Московской торговой компании, британский дипломат и дворянин Джером Горсей.

Начало пути

За оказанные английскому трону услуги Горсей получил в дар портрет королевы Елизаветы
Выбор государя был не случаен — в своё время он предоставил английским негоциантам самые выгодные преференции и вправе был рассчитывать на ответную благодарность. Горсею царь доверял, зная его благородство и честность, а кроме того, своих «штирлицев» у Ивана Грозного тогда попросту не имелось, и готовить их было недосуг, необходимо было рисковать.

Убедившись в платёжеспособности Российского государства, Горсей согласился доставить послание королеве Елизавете. И началась подготовка.

Письма и наказы царя были спрятаны главным государственным секретарём Савелием Фроловым в тайнике, оборудованном в потайном дне дешёвой деревянной фляги с водкой. Дипломата нарядили в небогатое одеяние, чтобы поменьше привлекал внимание. На оперативные расходы ему выделили немалую сумму — 400 венгерских золотых дукатов, которые зашили в одежду и обувь.

До границы Российского государства царского агента, ехавшего в закрытой повозке, сопровождал вооружённый отряд в 20 человек. На всем пути к услугам царских посланцев были свежие лошади и провизия.

Через Тверь, Новгород и Псков они добрались до городка Нейгауза, преодолев за три дня почти тысячу километров.

Оперативное обеспечение

После того как Горсей оказался на враждебной России территории, жизнь его и успех предприятия во многом зависели от него самого. В Нейгаузе его приняли с подозрением, как-никак появился он со стороны противника. Но англичанин заверил ливонцев, что бежал из страны московитов от притеснений, «подтвердив» свои слова несколькими монетами. Комендант посочувствовал «перебежчику» и отпустил его.

Затем Горсей оказался на острове Эзель, во владениях короля Дании. Здесь ему угрожала ещё большая опасность: несмотря на то, что он представился подданным Англии — страны, которая жила в мире со всеми христианским государствами, датчане не приветствовали английское торговое сотрудничество с Россией. Судьба царского посланца и всей секретной миссии зависела теперь от губернатора этих мест. После нескольких дней заточения в крепости Пэрсея привели к нему на беседу.
И здесь имело место то, что в настоящее время у спецслужб называется «оперативное обеспечение». Иначе говоря, российская разведка каким-то образом очень вовремя сумела представить губернатору письма о судьбе его дочери Мадэлин ван Укселл, находившейся в плену в России. Джером Горсей хорошо отнёсся к ней в своё время, поддержал на чужбине, и она была очень ему благодарна. Впрочем, пользуясь благосклонностью русского царя, англичанин помогал и другим иностранцам, попадавшим в России в непростую ситуацию. Теперь это аукнулось добром.

Получив подтверждение, что перед ним действительно находится благодетель его пленённой дочери, которую отец никак не мог выкупить, губернатор оказал Горсею все возможные почести, одарил его и обеспечил необходимыми пропусками и рекомендательными письмами. На прощание он очень просил британца и впредь оказывать милость его девочке.

Королева всё поняла

Миновав Прибалтику и польские земли, Горсей оказался в имперском городе Любеке. Здесь жило немало купцов, которым он в своё время оказал содействие в освобождении из русского плена, где переговорами, а где — и выкупом. Благодарные негоцианты вместе с руководством города устроили в честь него празднество и собрали ему большую денежную сумму, наполнив золотыми и серебряными монетами серебряный кувшин. Англичанин принял на память сосуд, но деньги благоразумно возвратил владельцам. Этим самым он показался всем бескорыстным человеком, а главное — обезопасил себя от местных грабителей и убийц, которые наверняка прознали о его поступке.

Похожая ситуация была затем и в Гамбурге, где спасённые Горсеем немцы также одарили его со всевозможной благодарностью.

Отсюда морем агент Ивана IV отбыл в родные края.

Добравшись до Лондона, Горсей наконец-то смог вскрыть тайник в заветной фляге, которая всю дорогу служила ему подушкой. От вынутых оттуда царских посланий сильно несло водкой, и британец был вынужден потратить немало парфюмерии, чтобы перебить этот дух.

Тем не менее при чтении бумаг тонкое обоняние Елизаветы I уловило подозрительные ароматы, и представленному королеве Горсею пришлось в подробностях объяснять ей причину этого явления. Королева приняла эту историю благосклонно. Царский агент был достойно награждён за своё мужество и заслуги перед Британией — он был зачислен в королевские телохранители, был удостоен чести поцеловать руку Елизаветы и получил в подарок её портрет. Щедро была отмечена деятельность Горсея и руководством Московской торговой компании.

Но самое главное — королева распорядилась отправить в Россию 13 больших кораблей с большим количеством меди, свинца, пороха, селитры, серы и других необходимых для войны материалов. Горсей в составе этой эскадры отбыл в Россию.

По пути англичане оказали русским ещё одну услугу. У мыса Нордкап, что на севере Норвегии, британский флот разгромил датскую эскадру, которая препятствовала морской торговле с Россией.

По весне все английские корабли пришли в бухту Святого Николая. Горсей тут же отбыл к царю, меняя на станциях почтовых лошадей. В Александровской слободе он представил государю письма королевы и её секретные поручения. Довольный Иван Грозный похвалил агента за быстроту и деловитость, назначил ему содержание и обещал великую милость. Доставленный британцами груз был оценён в 9 тысяч ливров и полностью оплачен российской стороной.

Ливонская война продолжалась…

Олег ТАРАН






Вернуться в «Специстория»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость